Баранский Н. Н.

Баранский Николай Николаевич

(14 (26) июля 1881 – 1963)

Советский экономикогеограф, член-корреспондент. Академии наук СССР (с 1939). Профессор Московского университета (с 1929). Заслуженный деятель науки РСФСР (1943), Лауреат Государственной премии СССР (1952) Герой Социалистического Труда (1962).

В молодости принимал участие в революционной деятельности. В 1901 г. за участие в студенческой политической забастовке был исключен из Томского университета. В последующем работал в большевистских организациях России. В 1914 г. окончил Московский коммерческий институт. В 1925 г. был членом коллегии Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции. К концу 1920-х гг. он постепенно отошёл от политической деятельности.

С 1918 Н. Н. Баранский занялся экономической географией. Он один из основоположников районного направления в советской экономической географии, которое возникло в противовес господствовавшему раньше статистико-отраслевому. Н. Н. Баранский автор трудов по методологии социально-экономической географии и экономической картографии. Н. Н. Баранский составил ряд учебников по экономической географии СССР (из них стабильный учебник для 8-го класса выдержал с 1935 по 1955 16 изданий), создал ряд университетских курсов. 
Именем Баранского назван вулкан Баранского (о. Итуруп, Курильское о-ва).

 

Список литературы

  1. Биографический словарь деятелей естествознания и техники. Т. 1. – Москва: Гос. научное изд-во «Большая советская энциклопедия», 1958. – 548 с.

Николай Николавеич Баранский 91881-1963). - Москва : наука, 1971. - 121 с.

Основные даты жизни и деятельности член-корреспондента АН СССР Н. Н. Баранского

Николай Николаевич Баранский родился 27 июля (14 июля) 1881 г. и Томске; скончался 29 ноября 1969 г. в Москве.

1897 г. Участвовал в занятиях нелегального кружка учащихся средних учебных заведений.

1898 г. Вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию.

1899 г. Окончил гимназию с золотой медалью (Томск).

1899–1901 гг. Студент Юридического факультета Томского университета.

1901 г. Исключен из Томского университета за участие в политической забастовке без права поступления в высшие учебные заведения.

1902 г. Основал первую в Сибири искровскую организацию под названием «Сибирская группа революционной социал-демократии».

1903–1906 гг. Участник всех общесибирских социал-демократических конференций.

1903–1908 гг. Член Сибирского социал-демократического союза, член комитетов РСДРП Томска, Красноярска, Иркутска, Читы.

1905 г. Делегат сибирских большевиков на Таммерфорсской конференции РСДРП.

1906–1908 гг. Политзаключенный (Уфа, Киев, Чита).

1910–1914 гг. Студент Экономического отделения Московского коммерческого института (Институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова).

1915–1917 гг. Заведующий Отделением учета и контроля Отдела заказов, заведующий Отделом заказов Главного комитета земского и городского союзов (Москва).

1918–1919 гг. Заведующий Отделением учета и контроля Химического отдела ВСНХ.

1919 г. Чрезвычайный ревизор Народного комиссариата госконтроля (Москва).

– Преподаватель экономгеографии Пречистенских рабочих социалистических курсов.

1919–1920 гг. Заведующий Челябинским отделением Народного комиссариата Госконтроля.

1920–1921 гг. Заведующий экономическим отделом Сибревкома (Омск).

1921–1925 гг. Член коллегии Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции.

1921–1929 гг. Заведующий кафедрой экономической географии Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова (Москва).

1922–1923 гг. Член Московского совета депутатов трудящихся.

1925 г. Руководитель пропагандистской группы ЦК ВКП(б) в г. Иваново.

1925–1926 гг. Проректор, ректор Коммунистического университета трудящихся Востока (Москва).

1925–1945 гг. Заведующий редакцией географии Гос. научного института «Советская энциклопедия» (Москва).

1926 г. Участник конференции преподавателей экономических дисциплин. Выступил с докладом «О постановке курса экономической географии» (Москва).

1927 г. Участник Международного съезда географов и этнографов славянских стран в Польше (Варшава–Краков).

1927–1930 гг. Профессор 2-го Московского государственного университета (позднее – Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина).

1929 г. Участник Всероссийского географического совещания. Выступил с двумя докладами: о географическом разделении труда и об экономико-географическом положении (Москва).

1929–1941, 1943–1963 гг. Профессор, заведующий кафедрой экономической географии СССР географического факультута МГУ им. М. В. Ломоносова.

1933 г. Участник I Всесоюзного географического съезда (Ленинград).

1933–1938 гг. Заведующий кафедрой экономической географии Института мирового хозяйства и мировой политики (Москва).

1934 г. Участник Международного географического съезда в Польше (Варшава).

1934–1941, 1946–1947 гг. Ответственный редактор журнала «География в школе».

1935 г. Квалификационной комиссией Наркомпроса РСФСР утвержден в ученой степени доктора географических наук.

1936–1940 гг. Заведующий кафедрой экономической географии Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина.

1937–1938 гг. Член Ученого совета Института географии АН СССР (Москва).

1938 г. Участник Совещания географов при АН СССР (Москва).

1939 г. Избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

1940 г. Награжден орденом «Знак почета» в ознаменование 185-лстнего юбилея Московского государственного университета за выдающиеся заслуги в деле развития науки, культуры и подготовки высококвалифицированных специалистов.

1941 г. Заведующий кафедрой географии Высшей партийной школы (Москва).

1941–1943 гг. Заведующий Сектором географии Казахского филиала АН СССР (Алма-Ата).

– Заведующий кафедрой географии Казахского педагогического института (Алма-Ата).

1943 г. Присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР за выдающиеся заслуги в области географических наук.

1943–1946 гг. Заведующий кафедрой географии Ленинских курсов при ЦК ВКП(б) (Москва).

1944 г. Наркомиросом РСФСР награжден значком «Отличник народного просвещения» за работу в деле народного просвещения.  

1944 г. Утвержден членом Ученого совета Совета по изучению производительных сил АН СССР (СОПС АН СССР) (Москва).

1946 г. Награжден орденом Трудового Красного Знамени за выдающиеся заслуги в развитии науки и техники в связи с 220-летием Академии наук СССР.

– Награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

1946 г. Награжден орденом Ленина за выдающиеся заслуги в области экономгеографии и многолетнюю плодотворную педагогическую деятельность в связи с 65-летием со дня рождения.

1946–1951 гг. Заведующий редакцией экономической и политической географии Издательства иностранной литературы (Москва).

1946–1963 гг. Председатель редакционной коллегии сборников «Вопросы географии».

– Заместитель председателя Московского филиала Всесоюзного географического общества.

1947 г. Участник II Всесоюзного географического съезда (Ленинград).

1948 г. Избран почетным членом Болгарского географического общества.

– Избран почетным членом Югославского географического общества.

1951 г. Всесоюзным географическим обществом награжден золотой медалью им. П. П. Семенова-Тян-Шанского за научную деятельность.

– Министерством просвещения РСФСР награжден медалью им К. Д. Ушинского за заслуги в области педагогических наук.

1952 г. Удостоен Государственной премии СССР III степени за учебник «Экономическая географии СССР». Изд. 12. 1950.

1953 г. Награжден орденом Ленина за выслугу лет и безупречную работу.

1954 г. Избран почетным членом Польского географического общества.

1955 г. Избран почетным членом Всесоюзного географического общества.

1960 г. Награжден золотой медалью им. Иована Цвиича в связи с избранием почетным членом Сербского географического общества.

1962 г. Присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» за выдающиеся заслуги в области теоретической разработки вопросов экономико-географической науки, а также плодотворную научно-педагогическую деятельность в связи с 80-летнем со дня рождения.

 

Краткий очерк научной, педагогической и общественной деятельности

Николай Николаевич Баранский – самый крупный и разносторонний советский экономико-географ, заложивший основы советской экономической географии, создавший в этой области географии всемирно известную научную школу. Труды Н.Н. Баранского охватили теорию экономической географии, историю географии (особенно экономической географии), экономическую географию СССР, СIIIА и других стран, экономическое районирование, географию населения и географическое градоведение, экономическую картографию, методику преподавания экономической географии в высшей и средней школе. Нет такой области экономической географии, в которую он не внес бы больших идей, определивших научное развитие на длительное время.

Работая, главным образом, в области экономической географии, Н.Н. Баранский оказал сильное влияние и на развитие советской географии в целом. Ряд его работ посвящен общим проблемам географической науки. В частности, им были разработаны методологические принципы советского страноведения, основы географической (и картографической) генерализации. Много лег, особенно в последние годы жизни, в центре внимания Н. Н. Баранского находилась сложная проблема географического синтеза.

Новые идеи в науке высказывались Н.Н. Баранским в яркой форме, доступной широкому кругу ученых, практических работников разного рода, учителей, и постоянно воплощаются в жизнь. Особенно это относится к идеям Н.Н. Баранского о географическом синтезе, создании комплексных географических работ, страноведческих монографий, капитальных исследований по географии Советского Союза.

Н. Н. Баранский первым начал подлинно научную подготовку экономико-географов в советской высшей школе. Он основал кафедры экономической географии в ряде высших учебных заведений, в том числе в Московском государственном университете, вместе с А. А. Борзовым создал Географический факультет МГУ.

Чтобы собрать научные силы в области географии, растить молодых ученых, утвердить авторитет советской географии во всем мире, связать географию с жизнью, с народным хозяйством, пропагандировать ее в широких кругах народа, Николай Николаевич основал две географические серии: «Вопросы географии» (1940) и «География и хозяйство» (1958).

Велика роль Н. Н. Баранского в становлении географии в советской средней школе: он был первым редактором журнала «География в школе» (с 1934 по 1948 г.), автором широко известного учебника для школы по экономической географии СССР и автором фундаментальных книг по методике преподавания экономической географии (три издания под разными названиями).

Научная школа, созданная Н. Н. Баранским (она часто называется также «районной школой», «районным направлением в экономической географии»), насчитывает большое число ученых, многие из которых подготовлены непосредственно Н. Н. Баранским в ряде высших учебных заведений.

Н. Н. Баранский был авторитетным ученым не только в среде советских географов. Имя Н. Н. Баранского хорошо известно за рубежом по его выступлениям на международных конгрессах в 1927 и 1934 гг., по многочисленным переводам его книг, учебников и статей в разных странах, по встречам с иностранными учеными в Москве.

Советское правительство присвоило Н. Н. Баранскому звание Героя Социалистического Труда. Он был награжден многими орденами (в том числе тремя орденами Ленина) и медалями СССР, золотыми медалями им. П. П. Семенова-Тян-Шанского, К. Д. Ушинского, им. Иована Цвиича (Югославия).

Н. Н. Баранский родился 27 июля 1881 г. в Томске. «Отец мой, Николай Николаевич – учитель гимназии, а затем реального училища, – был человеком крупного ума и широкой натуры. При всей своей беспорядочности и противоречивости, в двух отношениях он был очень упорен и постоянен: все свободное время он отдавал делу народного просвещения и всю жизнь вел борьбу с «чинодральством». Надо заметить, что Николай Николаевич всю жизнь ненавидел формализм, равнодушие к делу; в его устах слово «чиновник» было самым сильным ругательством, к которому он только прибегал.

Велико было влияние на юного Николая Николаевича его старших сестер – Любови (Л. Н. Радченко) и Надежды, которые, обучаясь на курсах в Петербурге, участвовали в работе «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», были знакомы с В. И. Лепиным и Н. К. Крупской. Сестры и студент П. Н. Малинин дали молодому Баранскому первую серьезную марксистскую подготовку, расширенную затем основательным чтением и практической революционной работой. Николай Николаевич глубоко изучил марксистскую теорию, воспринял творчески и решительно выступал против догматического понимания ее.

С 1897 г. Николай Николаевич участвует в работе нелегальных кружков, ведет сам рабочие кружки, которые впервые объединили типографских рабочих. В 1899 г. Баранский закончил томскую гимназию и поступил на Юридический факультет Томского университета. В семинаре профессора М. Н. Соболева («...человека очень порядочного и добросовестного и, главное, скромного...») Николай Николаевич написал по первоисточникам большую (ненапечатанную) работу «Об отношении литературы к общине». По его же словам, эта работа «была насквозь пропитана марксистским духом и – что было еще «неприличнее» – пестрела выписками из нелегальной литературы». В 1901 г. Николай Николаевич стал одним из инициаторов и руководителем забастовки и демонстрации томского студенчества в знак протеста против жестоких репрессий, которым подвергались студенты Томского университета. За активное участие в демонстрации 11 марта 1901 г. Николай Николаевич был исключен из университета. Он начинает заниматься статистикой и в 1901 г. обследует быт новоселов в селе Чистюнька Барнаульского уезда – одном из типичных алтайских сел с резкой классовой дифференциацией крестьянства. Результатом обследования была вторая научная работа – первое его экономико-географическое (точнее, социально-географическое) исследование, увидевшее свет в 1907 г. – «Описание села Чистюнька Барнаульской волости Барнаульского уезда по подворной переписи 1901 года».

Летом 1902 г. Николай Николаевич основал первую в Сибири искровскую организацию «Сибирскую группу революционной социал-демократии», и в 1903 г. эта группа вошла в Сибирский социал-демократический союз. С этого времени Николай Николаевич становится профессиональным революционером, избирается членом союзного комитета, многократно посещает все организации Сибирского союза, активно участвует в революции 1905 г. – в Красноярске, Иркутске, Чите.

В конце 1905 г. Николай Николаевич избирается большевиками Сибири делегатом на Таммерфорсскую общероссийскую конференцию, где знакомится с В.И. Лениным и другими деятелями партии. На Таммерфорсской конференции он выступил с сообщением о работе партийной организации Сибири. По возвращении из Финляндии в Сибирь Николай Николаевич продолжал работу профессионального революционера в Чите и в Харбине, В 1906 г. ему была поручена революционная работа в Уфе, где он был арестован. Затем, по выходе из тюрьмы, Николай Николаевич переезжает в Киев, где снова попадает в тюрьму. После освобождения он работает в Каменском (Днепродзержинск) и в 1907 г. возвращается в Читу, где в третий раз был арестован и долгое время провел в тюрьме. Затем его высылают из Сибири, он временно прекращает подпольную и революционную деятельность, живет в Уфе.

Длительный период полной опасностей самоотверженной подпольной революционной деятельности оказал сильнейшее влияние на весь последующий жизненный путь ученого.

Баранский поражал простотой, ясностью языка, предельной четкостью, самостоятельностью и смелостью мысли, умением увлечь любую аудиторию образностью речи. Все это перешло к профессору от профессионального революционера-пропагандиста. Его научная деятельность всегда была связана с реальной жизнью, была направлена на общенародное благо, глубоко партийна, принципиальна, активна. Он всегда видел суть дела, выделял самое основное, самое существенное. Основными критериями для него были марксистский подход к изучаемым явлениям и интересы парода. Николай Николаевич ненавидел трескучие фразы, наукообразие, неясность мысли, незначительность научных тем, а у лектора – еще и казенность мысли и языка, непонимание запросов аудитории.

В 1910 г. Николай Николаевич, уже зрелым марксистом, поступил в Московский коммерческий институт (позже – Институт народного хозяйства имени Г. В. Плеханова) на Экономическое отделение. В 1914 г. он окончил институт, приобретя глубокие знания но экономике и математической статистике. Прекрасное понимание математической статистики позволило Николаю Николаевичу позже ясно определить значение новых количественных методов для экономической географии, поддержать первые шаги своих учеников по применению математики в географии и публикацию первых работ на эти темы в «Вопросах географии».

В 1915–1917 гг. Н. Н. Баранский работал в Главном комитете Земгора (земского и городского союзов). В 1916–1918 гг. из-за тяжелой болезни горла он практически отошел от всякой активной деятельности. В 1918–1919 гг. Николай Николаевич начинает большую работу в ВСНХ, объезжает многие города (Самару, Киев, Оренбург, Челябинск) для определения путей восстановления их промышленности, а в 1920 г. уезжает в родную Сибирь. Там он заведовал экономическим отделом Сибирского революционного комитета, организовал, будучи заместителем заведующего Сибирским статистическим управлением, перепись населения Сибири, очень сложную в этой части страны.

Четыре года (1921–1925 гг.) Николай Николаевич был членом коллегии Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции (НКРКИ). Эта работа дала ему много для понимания экономической жизни всей страны.

Одновременно в эти же годы он все больше занимается научной и педагогической деятельностью в области экономической географии.

Экономическую географию Николай Николаевич начал преподавать с конца 1918 г. на Пречистенских рабочих курсах, организованных Н. К. Крупской. Именно в это время формируются его представления о большом практическом значении экономической географии, о том, что в центре ее должны находиться вопросы географического разделения труда, размещения производства и характеристика особенностей районов страны. Сам он подчеркивал, что воспринял эти представления и беседах с рабочими в клубах 1918–1919 гг. «Прислушиваясь к разговорам рабочих в чайных и столовых этих клубов, я каждый раз неизменно убеждался, что лекции на экономико-географические темы были как нельзя более своевременны и актуальны. В условиях полнейшей во всем нехватки самая ходовая тема для всех и всяческих разговоров была такая: «Подумать только, раньше же все было и куда только все подевалось?» Это был, можно сказать, самый жгучий вопрос современности... Оставлять такие вопросы без ответа было никак нельзя, ибо на место правильного ответа обязательно нашептывались ответы неправильные, контрреволюционные. Таким образом, лекции на тему о размещении нашего производства – пшеницы, хлопка, нефти, угля и т. д. и т. п.– оказывались как нельзя более своевременными, так как давали прямой и ясный ответ на тот вопрос, который у всех в зубах застрял. И не только давали ответ, но и подсказывали практический вывод. Раз контрреволюция отрезала от нас хлеб, уголь, нефть, хлопок, – значит надо идти отвоевывать у нее все эти жизненно необходимые продукты. Отсюда прямой переход к боевым лозунгам: «В Донбасс – за углем», «На Украину – за хлебом», «В Баку – за нефтью», «В Среднюю Азию – за хлопком».

В 1919–1920 гг. Николай Николаевич продолжал преподавание экономической географии в Сибирской высшей партийной школе, а после переезда в Москву – в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова, где в начале 20-х годов организовал кафедру экономической географии.

Работу в Наркомате рабоче-крестьянской инспекции было трудно совмещать с большой научно-педагогической работой, в частности с заведованием кафедрой в университете им. Я. М. Свердлова. В. И. Ленин предложил Николаю Николаевичу занять пост заместителя наркома РКИ, от которого Н. Н. Баранский отказался, ссылаясь на свои преимущественно научные интересы. Н. Н. Баранский сам так рассказывал об этой своей встрече с В. И. Лениным: «Я стал упорно отказываться, ссылаясь на большое желание заниматься научной работой в области экономической географии. Я сказал Владимиру Ильичу, что пишу книгу по экономической географии СССР. Тогда он меня спросил: «А конспект у Вас есть?» Я ответил, как это и на самом деле было: «Да, есть». Тогда Владимир Ильич, подумав, сказал: «Ну что ж, тогда это серьезно».

В. И. Ленин сотни своих соратников, широко образованных, преданных делу революции, смелых новаторов, привлек в самые различные области политической, хозяйственной, культурной, дипломатической и научной деятельности. Встречи с В. И. Лениным оказали огромное влияние на всю творческую жизнь Николая Николаевича. Последняя, по-видимому, встреча Н. Н. Баранского с В. И. Лепиным состоялась 24 сентября 1921 г. В 5-м издании сочинений В. И. Ленина под этим днем написано: «Ленин беседует с... ученым-географом Н. Н. Баранским... и другими лицами».

С 1924 г. Николай Николаевич целиком посвящает себя научной работе и преподаванию экономической географии. В расцвете сил, уже обладая огромным опытом и колоссальной работоспособностью, Николай Николаевич выполняет обещание, данное В. И. Ленину,– пишет книгу (учебник) по экономической географии СССР. Для этого ему пришлось внимательно изучить сотни книг по географии и экономике, широко привлекая местные издания, выпущенные в связи с выделением новых экономических районов.

В 1920-х годах было выпущено много учебников экономической географии, в которых вместо экономической географии давалась описательная экономическая статистика отдельных отраслей хозяйства. Н. Н. Баранский позже так оценивал это «традиционное» направление: «Экономическая география в трудах этого отраслево-статистического направления трактуется как «наука о состоянии отдельных отраслей хозяйства». Хозяйство мыслится здесь расщепленным на отдельные отрасли, и в каждой главе дается изображение состояния данной отрасли на данный момент в пределах данной страны, а вопрос о размещении этой отрасли, вопрос о географии производства составляет только один из весьма многочисленных и разнообразных интересов, руководящих автором». И далее, Н. Н. Баранский заключает, что в рамках этого направления «...экономическая география оставалась чистым описанием без каких-либо присущих ей закономерностей, без настоящего научного фундамента».

Не сразу Н. Н. Баранский нашел правильный путь создания учебника конструктивной экономической географии. Он сам вспоминал, что начал писать учебник «в отраслевом разрезе, но в процессе работы все время убеждался в полной «бесхребетности» поотрас- левого изложения». И когда рукопись была готова, он сам ее забраковал и «...принял решение засесть за работу и написать новый учебник, в районном разрезе». За лето 1924 г. (при работе по 14 часов в сутки) учебник экономической географии СССР по районам был написан. «Ни разу в жизни, – признавался Николай Николаевич, – ни до, ни после того, мне не удавалось работать... с такой интенсивностью и продуктивностью».

В этом первом марксистском учебнике экономической географии нашей родины (Экономическая география Советского Союза. Обзор но областям Госплана. 1926) колоссальный фактический материал о природе, населении и хозяйстве нашей страны получил не только обобщение, но и марксистско-ленинское освещение. Сам Н. Н. Баранский писал, что, когда он летом 1924 г. работал над учебником, госплановская методология районирования была еще в самом своем расцвете и не успела наткнуться ни на какие подводные камни. Мое ею увлечение тоже было в самом начальном периоде. Небо не омрачалось никакими тучами. Не пахло леваками, и некому еще было мне «помогать»... Методология владела материалом. Материал укладывался в определенной системе и мог поэтому хорошо усваиваться».

В первом своем учебнике Николай Николаевич утвердил новое, активное, преобразовательное направленно советской экономической географии. Именно этот учебник положил начало районной школе, или районному направлению, в советской экономической географии. Суть этого направления заключается в том, что оно выявило собственный материальный объект экономической географии, обладающий своими законами развития. Таким объектом науки стала пространственная комбинация (комплекс) производительных сил в ее единстве с природными условиями и природными ресурсами и с конкретным историческим способом общественного производства. Иначе говоря (употребляя уже современную терминологию), основу науки составило изучение систем пространственных комбинаций производительных сил и самих этих комбинаций (комплексов), как сложных систем. Был намечен совершенно новый путь развития экономической географии.

Новые позиции надо было отстаивать против сторонников старого буржуазного формального отраслево-статистического (или «традиционного») направления, представленного В. Э. Деном и его многочисленными учениками и последователями.

Николай Николаевич, как и всякий настоящий новатор в науке, становится страстным борцом за новое направление в экономической географии. Первый «бой» Николай Николаевич развернул в сентябре 1926 г. на конференции преподавателей экономических дисциплин, где он сделал доклад «О постановке курса экономической географии». В четких тезисах этого доклада были показаны коренные недостатки «традиционного» направления в экономической географии, непригодного для социалистического строительства. Были уже тогда разоблачены как «географический фатализм» («которым грешат специалисты по физической географии, принимающие на себя без достаточного к тому основания труд философствовать о путях исторического развития человечества»), так и «географический нигилизм» («...которым иногда страдают некоторые называющие себя марксистами эконом-географы, проповедующие «отрыв от географии» как очередную насущную задачу экономической географии»).

Николай Николаевич предложил в основу преподавания и научно-исследовательской работы по экономической географии положить районный метод, который позволяет «рассматривать район не как «статистическую однородность», а как «производственный комбинат с определенной специализацией в общегосударственном масштабе» и видеть в нем не только объект экономико-географического изучения, но и единицу общесоюзного государственного плана восстановления и реконструкции народного хозяйства». Надо заметить, что речь идет не о противопоставлении экономических районов и отраслей народного хозяйства. Районное направление не отказывается от изучения отраслей народного хозяйства: географическим методом оно обосновывает районирование отрасли, выявляет места ее концентрации (ядра, узлы) и рассеяния, закономерности территориальной организации, пространственные связи с географической средой, населением, другими отраслями, направления потоков грузов и перемещений населения, связанные с развитием отрасли, перспективные изменения в размещении. Такой комплексный подход, особенно установление пространственных связей общественных производительных сил с естественными производительными силами, сделал экономическую географию общественной географической наукой.

Н. Н. Баранский уже в 1926 г. видел, что «как наука, изучающая на конкретном материале зависимость между экономикой и естественными производительными силами, экономическая география важна в системе марксистского образования как необходимое звено между «природой» и «обществом», звено, без которого не может быть вполне уяснена марксовская концепция общественного развития». Исходя из этого, он предложил готовить экономико-географов на особом факультете «с совмещением в его программе географии с экономикой».

Конец 1920-х годов был исключительно продуктивным в жизни Николая Николаевича: расцвет деятельности кафедры экономической географии в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова; редакция и издание в этом университете двух томов «Хрестоматии по экономической географии СССР» (Н. В. Морозова и И. С. Юньева) и «Экономико-географического сборника»; создание экономико-географической секции РАНИОН (Российская ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук); организация редакции географии Государственного научного института «Советский энциклопедия», которую он возглавил, создание множества статей для этого издания; лекции в Коммунистической академии; лекции во 2-м Московском университете (позже – Московский государственный педагогический институт имени В.И. Ленина).

В мае 1929 г. Николай Николаевич выступает с двумя докладами: о географическом разделении труда и об экономико-географическом положении – на Всероссийском географическом совещании. На этом совещании он встречается со многими географами, работающими в высшей и средней школе и знакомит участников совещания с самыми важными, впервые им разработанными темами экономической географии.

В 1929 г. по просьбе группы студентов Географического отделения Физико-математического факультета Московского университета Николай Николаевич берется за организацию в МГУ кафедры экономической географии, что было вполне закономерно, так как он все более и более шел к широко им понимаемой комплексной географии.

35 лет Николай Николаевич вел научную и педагогическую работу в Московском университете, создал в нем своп курсы лекций, студенческие и аспирантские семинары, комплексные экспедиции, практикумы, сборники статей и другие формы работы с молодыми экономико-географами, вырастил сотни ученых и практических работников.

Первые шаги Баранского в Московском университете не были легки, так как его новые коллеги – физико-географы – привыкли на основе старых работ школы В. Э. Дена считать, что экономическая география – это описательная статистика, и не видели реальных путей ее сотрудничества с физической географией. Понадобилось немало усилий, чтобы в совместной работе на Географическом отделении (с 1933 г. – факультете) Николай Николаевич нашел общий язык с такими крупными естествоиспытателями, как А. А. Борзов, И. С. Щукин, М. М. Филатов, В. В. Геммерлинг, Б. Ф. Добрынин, В. В. Алехин, и многими другими. Позже прекрасные отношения у Николая Николаевича установились и с Л. С. Бергом, Б. Б. Полыновым, Ю. М. Шокальским, С. Д. Муравейским, К. К. Марковым и другими нашими крупными физико-географами.

Николай Николаевич, формируя кафедру экономической географии в Московском университете, пригласил крупнейших советских ученых. Умелый подбор лекторов, объединенных творческой мыслью Н. Н. Баранского и неустанно ищущих новые пути в науке, позволил ему привлечь в Московский университет на специальность «экономическая география» многих способных студентов и дать им широкую научную и практическую подготовку.

Особенно большое внимание обратил Николай Николаевич на полевые работы экономико-географов, организовал комплексные географические и экономико-географические экспедиции, в которые вовлек студентов и аспирантов. Полевые экономико-географические исследования были совсем новым делом. На экономико-географов тогда смотрели как на чисто кабинетных работников. Николай Николаевич направил своих учеников на непосредственное изучение территории с ее природой, населением, хозяйством, на обследование промышленных предприятий, совхозов, колхозов, на исследование в полевых условиях связей между географической средой, жизнью людей и хозяйством района, на установление в реальной действительности производственных связей, экономических границ.

В конце 1920-х годов Николай Николаевич редактирует переводы книг Л. Вебера «Теория размещения промышленности» и А. Геттнера «География, ее история, сущность и методы», предпосылая им свои вступительные статьи. Эту линию – ознакомления советских географов с выдающимися произведениями зарубежной науки – Николай Николаевич продолжал и дальше переводом, например, «Северной Америки» Анри Боли (1948), нескольких статей из «Американской географии» (1957) и, наконец, возглавляя географическую редакцию Издательства иностранной литературы, публикуя многочисленные рецензии на зарубежные географические книги. Николай Николаевич в этой деятельности руководствовался ленинскими указаниями об овладении всем ценным, что создала буржуазная культура. Николай Николаевич широко и критически, по-марксистски оценивал эти работы, подчеркивая, что «задача здесь не в том, чтобы пройти мимо, а в том, чтобы преодолеть». Этому он учил и молодежь.

В начале 1930-х годов на Николай Николаевич обрушивается огонь критики со стороны многих экономистов и экономико-географов, недовольных поворотом экономической географии в сторону географии, который он осуществил прежде всего в Московском университете. Его взгляды были изложены также в «Кратком курсе экономической географии», вышедшем в наиболее полном виде (5-м изданием) в 1931 г. Из критических статей того времени надо выделить статьи, напечатанные в сборниках «На методологическом фронте географии и экономической географии» (1932) и в «Вопросах экономической географии» (1934), авторы которых получили в передовой статье «Правды» имя «леваков».

Особенно много «пищи» критикам дали вступительные статьи Баранского к русским изданиям книг Л. Вебера и Л. Геттнера. Критики выискивали и утрировали наименее удачные оценки. Баранский был объявлен и «веберианцем» и «геттнерианцем». Прошедшие 40 лет показали, что Н. Н. Баранский был совершенно прав, стремясь критически познакомить советских экономистов и географов с опытом применения математических методов размещения промышленности (А. Вебера) и с пространственным аспектом теории географии (А. Геттнера).

Николай Николаевич повел решительную, сильную, остроумную, теоретически обоснованную борьбу за советскую географию, за ее целостность, за географическую специфику экономико-географических исследований, за высокую географическую культуру советского народа, за высокий уровень географического образования советской молодежи, за овладение ею достижениями мировой науки.

Если бы Николай Николаевич не создал и не провел в жизнь новой концепции науки, то наша география в целом и экономическая география, в частности, были бы отброшены далеко назад, и советская география не занимала бы в настоящее время одного из ведущих мест в мировой географической науке. Об этом нс раз говорили Л. С. Берг, А. А. Борзов, Б. Б. Полынов и другие крупнейшие наши географы, с большой благодарностью вспоминавшие научный подвиг Николая Николаевича.

Научные идеи Николая Николаевича были очень важны для советской страны, ее науки, образования и культуры. Без высокого уровня географической науки и географического образования в средней и высшей школе любая страна проигрывает и в политическом, и в культурном, и в хозяйственном отношении. Такая огромная и разнообразная по природным и экономическим условиям страна как СССР, с ее огромным плановым строительством, с комплексным развитием народного хозяйства, с такими огромными межрайонными «комбинатами», как, например, Урало-Кузнецкий комбинат, особенно остро нуждалась в развитой географической науке, прежде всего экономической географии.

Уже в 1931 г. партия и правительство включили географию в число предметов, необходимых для поступления в высшие учебные заведения. В 1932 г. была подчеркнута необходимость изучения физической географии.

В период ожесточенной борьбы за новую географию Николай Николаевич продолжал вести большую научно-педагогическую работу не только в МГУ: он читал лекции в Промышленной академии и в других высших учебных заведениях, участвовал в работе плановых органов и проектных институтов, показывая на доле значение экономической географии для социалистического строительства.

У Н. Н. Баранского и «по Баранскому» тысячи людей учились тому, как учитывать географические условия при строительстве, при планировании хозяйства, при выборе места для организации промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Это поддерживало Николая Николаевича в трудные моменты, показывая правильность, партийность его пути в науке.

В 1934 г. партия и правительство принимают постановление (от 16 мая) о преподавании географии в школе. Этим постановлением Николаю Николаевичу было поручено составление учебников для средней школы по физической и экономической географии СССР. Одновременно этим же постановлением был учрежден географический журнал для учителей «География в школе», редактором которого был назначен Николай Николаевич. Он привлек к участию в журнале учителей географии и методистов, ученых, многих своих университетских учеников. Передовые статьи Баранского в журнале были очень важными и острыми методологическими документами.

Так, например, Николай Николаевич напомнил обстановку самого начала 1930-х годов, когда значительная, и притом влиятельная, часть экономико-географов стыдилась самого слова география, когда под экономической географией хотели разуметь «политическую экономию in concreto» и уже думали о том, как вытравить самое слово география из названия этой дисциплины». Разъяснив значение географии, Николай Николаевич про-должал: «По всем этим линиям география нужна, как таковая, и именно поэтому география должна остаться географией и ни в коем случае но подменяться обществоведением и политграмотой...».

Николай Николаевич принадлежал к тем людям, которые не только составляют ясные и четкие программы, но и сами показывают делом пример их воплощения в жизнь. После мая 1934 г. начинается новый период его работы.

Когда только он успевал все это делать, притом широко, сильно, добротно: стабильный учебник по экономической географии СССР для средней школы, выдержавший множество изданий и вышедший миллионными тиражами, программы, учебные карты, географические атласы для школы, географические картины, географические кинофильмы, организация курсов для учителей, кафедры экономической географии в Московском государственном педагогическом институте (где Николай Николаевич готовил учителей географии нового типа), серия методологических и методических статей в журнале «География в школе», методическая работа в Наркомпросе, где усилия Николая Николаевича по подъему географии всячески поддерживали Н. К. Крупская и А. С. Бубнов.

Кроме всего этого, огромного внимания требовал Московский университет – и факультет, и научно-исследовательский институт географии с его экспедициями нового типа, охватывающими крупные районы страны, с диссертациями аспирантов, научными семинарами. В то же время Николай Николаевич глубоко занимается теорией экономической географии. В 1936–1937 гг. в Академии наук СССР развертывается по инициативе и по плану Николая Николаевича составление многотомной географии СССР, и он непосредственно руководит этой, к сожалению, тогда не доведенной до печати работой. Активное участие он принимает вместе со своими учениками в составлении проекта «Большого советского атласа мира».

В 1939 г. Николай Николаевич избирается членом-кореспондентом Академии наук СССР.

Его вклад в советскую и мировую экономическую географию и в географию в целом очень значителен. В самом кратком виде он может быть охарактеризован следующим образом:

1. Николай Николаевич сделал глубокий экономико-географический анализ и прогноз взаимодействий природы и общества на основе марксистско-ленинской теории, позволивший верно понять роль природы в экономическом развитии и дать научный метод учета природы при решении народнохозяйственных задач в их географическом, территориальном аспекте. Николаем Николаевичем были подвергнуты критике как буржуазные теории «географического энвайронментализма», так и нигилистическая недооценка природных условий и ресурсов. Николай Николаевич разработал вопрос о взаимодействии природы и общества в условиях, когда в науке получили развитие представления о противоположности общественных и естественных наук. Постановка вопроса Николаем Николаевичем имела и большое философское значение и обогатила исторический материализм. Вместе с тем Николай Николаевич различал вопросы о влиянии природы на развитие человеческого общества (на изменение общественных формаций, переход одной в другую) и... «о влиянии различий в природной среде на различия в производственном направлении хозяйства от места к месту в рамках определенной общественной формации, характер которой определяет в целом и характер использования природной среды». Если первый вопрос – дело философии и истории, то второй вопрос – «... исследование влияния пространственных различий в природной среде на пространственные различия в производственном направлении хозяйства – наоборот, является коренной задачей экономической географии, относительно которой экономико-географ может сказать словами братьев Маккавеев: «Если не мы, то кто же».

«Природная среда, – продолжал Николай Николаевич, – не является причиной в строго логическом смысле этого слова (как совокупность обстоятельств, с неизбежностью вызывающих определенное событие) ни того или иного производственного направления хозяйства, ни тем более того или иного общественного уклада, а только содействующим (или препятствующим) моментом; поэтому приходится говорить не о причинной зависимости, а только о корреляции, т.е. соотношении. Экономико-географ сопоставляет пространственные различия, т. е. различия от места к месту в производственном направлении хозяйства, с пространственными же различиями в природной среде и таким образом выявляет определенные закономерности».

Далее Николай Николаевич обращал внимание на то, что при анализе влияния природы на хозяйство «... совершенно необходимо брать весь комплекс важных в данном отношении природных факторов и рассматривать их в определенном конкретно данном сочетании», имея в виду, что природные факторы всегда играют исторически меняющуюся роль «... в сочетании с рядом факторов... иного порядка – общественно-исторического или транспортно-рыночного». Николай Николаевич подчеркивал необходимость исторического подхода к экономической оценке природных условий и ресурсов.

Николай Николаевич ставил задачу – довести исследования связей между природной средой и хозяйством до калькуляции себестоимости продукта: «Положение о большей или меньшей выгодности или невыгодности тех или иных природных условий... остается общей фразой до тех пор, пока оно не положено на точный язык рубля».

Большое внимание уделил Николай Николаевич вопросу о воздействии человеческого общества на природу, о ее превращении в географическую среду. Он ясно видел неразрывность влияния географической среды на общество и обратного влиянии общества на географическую среду: «... если бы географическая среда никак по влияла на человеческое общество, то человеческому обществу незачем было бы стараться эту среду видоизменять, приспособлять к своим нуждам, вообще так или иначе на нее влиять». Николай Николаевич считал, что «... размеры итого обратного влияния человеческого общества на географическую среду в процессе человеческой истории растут все убыстряющимися темпами вместе с ростом самих человеческих обществ и находящейся в их распоряжении техники».

Устремляя свой взгляд в будущее, Николай Николаевич писал: «С переходом всего человечества к коммунистическому строю и с прекращением войн мощь технического воздействия со стороны человечества на природу еще во много раз возрастет; здесь следует предвидеть изменения порядка не только количественного, но и качественного; несомненно, появятся и совершенно новые формы воздействия человеческого общества на природу». Вместе с тем он предупреждал, что воздействие на природу «далеко не безгранично (ни о каком «выпрыгивании из природы», ни о каких чудесах не может быть речи)», что «с развитием человеческого общества расширяется не только его мощь, но и его потребности» и, наконец, что с увеличением «власти человека над природой» его связи с природой не только не уменьшаются, а, скорее, наоборот, усиливаются и усложняются, и сама «власть человека над природой» в научном понимании этого процесса «... означает не освобождение человека от природы, а лишь более широкое, более полное и целесообразное использование этой самой природы». Для своего времени это были мысли очень смелые, так как постановка проблемы взаимодействия природы и общества многим казалась несостоятельной и даже «буржуазной». Теперь, когда эта проблема всем ходом истории выдвинута на передний план, стала острой и актуальной, хорошо видны подлинно марксистский подход и прозорливость Н. Н. Баранского в анализе и прогнозе взаимодействия природы и общества.

2. Николай Николаевич марксистски разработал вопрос о географическом разделении труда как о пространственной форме общественного разделения труда, характеризующейся «... разрывом между местом производства и местом потребления». Николай Николаевич считал, что «... с усложнением общественной жизни и нарастанием в процессе истории различий общественного порядка между разными странами и районами, множатся и общественные причины к развитию географического разделения труда, которые перекрывают и заслоняют причины, лежащие в природных различиях, но, однако, их не ликвидируют». Он высказал мысль о развитии географического разделения труда вширь и вглубь, о влиянии на его развитие транспорта, подчеркивая, что главный движущий момент в гигантском развитии географического разделения труда – экономическая выгода, получаемая от его осуществления. Далее Николай Николаевич прослеживает связь между процессом географического разделения труда и процессом формирования и дифференциации районов, считая эти процессы аналогичными. Николай Николаевич четко различал процессы географического разделения труда и формирования экономических районов в условиях империализма (когда «конкурирующие друг с другом монополистические организации разных стран прибегают в процессе борьбы между собой к средствам, не только совершенно извращающим «нормальное» представление о международном разделении труда, но и выворачивающим его наизнанку») и при социализме. Николай Николаевич считал понятие географического разделения труда центральным в экономической географии, указывая, что оно «... является весьма важным понятием, точнее говоря, целой системой понятий, связывающей и отрасли и экономические районы, т. е. весь «инвентарь» экономической географии». Это ясно показывает, что научная экономико-географическая школа, созданная Николаем Николаевичем, не противопоставляет отрасли и районы, а исследует и те и другие, раскрывая связывающий их воедино процесс географического разделения труда. Этот процесс приобретает все большее практическое значение как в плане международном (разделение труда между социалистическими странами), так и в плане разделения труда между западом и востоком Советского Союза, между его крупными экономическими районами, союзными республиками и т. д.

3. Николай Николаевич установил четкие соотношения пространственного (территориального) и исторического аспектов географии, особенно экономической географии. Глубокая разработка теории географического разделения труда привела Николая Николаевича к положению, что в историческом процессе разделения труда в пространстве (на территории) возникают пункты (районы, страны) с выгодным и невыгодным экономико-географическим положением. Николай Николаевич создал хорошо обоснованную теорию экономико-географического положения, т. е. теорию пространственных связен и отношений и их исторических изменений в процессе географического разделения труда. Сам Н. Н. Баранский придавал анализу экономико-географического положения «крупнейшее методологическое значение». В настоящее время представление о географическом пространстве достаточно прочно утвердилось в географической науке, и теория экономико-географического положения приобрела новое значение как теория взаимодействия в пространственной (географической) системе.

4. Николай Николаевич обогатил теоретические основы экономической географии методологией советского экономического районирования. Учение об экономическом районировании он считал одним из центральных в экономической географии. Как уже говорилось, Николай Николаевич высоко ценил работы по экономическому районированию, созданные Г. М. Кржижановским, И. Г. Александровым, Л. Л. Никитиным и другими сотрудниками Госплана в 1920-х годах. Эти работы он положил в основу советской экономической географии, связал с теорией географического разделения труда и учением об экономико-географическом положении. В результате в советской экономической географии сложилась стройная теория экономического районирования, включающая представления о формировании и дифференциации районов, о системе районов и межрайонных связях, о районных территориальных комплексах, о типологии районов и об их «иерархии» (таксономии), о научных методах экономико-географического изучения районов и их экономико-географической характеристике. «План экономико-географической характеристики госплановской области» Н. Н. Баранского представляет собой не только методическое, но и крупное теоретическое исследование, имеющее международное значение.

Значительно позже – уже в 1954 г. – в США Вальтер Айзард положил начало так называемой «районной науке», которая приобрела большое распространение во многих странах. И в СССР некоторые ученые пытаются противопоставить ее экономической географии. Надо достаточно определенно сказать, что районная наука, опирающаяся на целостную теорию экономического районирования, была создана Николаем Николаевичем в нашей стране задолго до школы В. Айзарда и оказала огромное влияние на развитие мировой науки, и, в частности, и на «районную науку», сформировавшуюся в США.

5. Николай Николаевич заложил основы новой отрасли советской экономической географии – географии городов. Изучением городов советские и зарубежные географы занимались и до Н. Н. Баранского. Его заслуга заключается в том, что, опираясь на учение о географическом разделении труда, экономическом районировании и экономико-географическом положении, он сформулировал представление о городах как об «активных, творческих, организующих элементах», центрах экономических районов разного масштаба, узлах транспортной сети. «С экономико-географической точки зрения города плюс дорожная сеть – это каркас, это остов, на котором все остальное держится, остов, который формирует территорию, придает ей определенную конфигурацию». «Города – это как бы командный состав страны, организующий ее во всех отношениях... Как и командный состав, города имеют свою иерархию, среди них есть и младший, и средний, и старший, и высший командный состав». Николай Николаевич разработал понятия о системе городов, об их «иерархии», о функциональных различиях городов как «фокусных пунктах», о типологии городов. Ему принадлежат разработка научного метода экономико-географического исследования городов и схем их экономико-географической характеристики.

Основные положения теории географии городов, сформулированные Николаем Николаевичем независимо от немецкого географа Вальтера Кристаллера и приблизительно в одно время с ним, являются более широкими. Представления Николая Николаевича о системах городов, их иерархии, функциональном значении неразрывно связаны со всеми особенностями народнохозяйственных комплексов стран и их регионов, отражают всю сложность их экономической жизни и географических условий, и этим выгодно отличаются от концепции В. Кристаллера.

6. Николай Николаевич много сделал для разработки методологических принципов нового, советского страноведения. Он был хорошо знаком с основными страноведческими работами, изданными в зарубежных странах. Николай Николаевич весьма критически относился к описательному буржуазному страноведению, которое не поднималось над эмпирическим установлением элементарных связей природа – население – хозяйство и не могло, в силу своей методологической ограниченности, устанавливать широкие закономерности. Вместе с тем Николай Николаевич решительно возражал против разрыва между физической и экономической географией, в результате которого экономико-географы стали «противоестественными», физико-географы – «бесчеловечными», а страноведческие работы стали исчезать. Николай Николаевич сформулировал принципы марксистского страноведения, использующего опыт мировой науки. Он считал, что новое страноведение должно основываться на достижениях физической и экономической географии и не подменять эти ветви географии с их собственными закономерностями. «Страноведение выдвигается нами не взамен физической или экономической географии, а в дополнение к ним». На принципах страноведения, сформулированных Н. Н. Баранским, создано большое число страноведческих работ.

7. Велик вклад Николая Николаевича. и в экономическую картографию – науку, «пограничную» между экономической географией и картографией. Им создана советская экономическая картография как специальная научная дисциплина. Курс лекций Н. Н. Баранского по экономической картографии отдельными частями был издан еще в 1939–1940 гг. и в полном виде в соавторстве с А. И. Преображенским – в 1962 г. Это была последняя книга, изданная при жизни. Н. Н. Баранский пришел к экономической картографии со своими взглядами на географию в целом и на экономическую географию. «География, – писал Николай Николаевич, – понятие очень обширное... Опасность расплыться и потерять свое лицо – такова была все время главная опасность, которая угрожала географии. И главной гарантией перед этой опасностью всегда была и остается карта. Карта представляет собой совершенно наглядный и осязаемый критерий того, что является «гографичным», что относится к географии». «Экономическая карта и экономическая география находятся между собой и том же соотношении... И про экономическую карту можно сказать, что она является альфой и омегой экономической географии. И экономико-географическое исследование территории должно исходить из экономической карты».

Методологическая работа Николая Николаевича «Генерализация в картографии и в географическом текстовом описании» имеет крупное значение и для географии в целом и для картографии, объединяет картографию и географию общими целями, задачами, методами.

Все эти основные положения были сформулированы Николаем Николаевичем в книгах, статьях, рукописях главным образом еще до Великой Отечественной войны, но и война не прервала его кипучей научной деятельности.

В 1941 г. Николай Николаевич уезжает из Москвы сначала в Казань, а затем в Алма-Ату, где создает Сектор географии Казахского филиала Академии наук СССР, руководит составлением «Географии Казахстана», выступает с лекциями, и не только в высших учебных заведениях, но и на промышленных предприятиях и, особенно, в воинских частях, отправляющихся на фронт. Во время войны Николай Николаевич выступил с сотнями лекций, докладов, речей, и все они производили исключительно сильное впечатление на аудиторию.

В Алма-Ате и Казани Николай Николаевич продолжал работать над проблемами методологии и методики экономической географии. Во время войны выходят из печати «Основные положения методологии и методики экономической географии (в самом кратком изложении, для начинающих учителей)», в которых дано сжатое определение сущности географии, и, в частности, экономической географии: «Одна из основных особенностей географии – изучение различий от места к месту, а географии экономической – изучение различий в хозяйстве от места к месту... Экономическая география изучает хозяйственное своеобразие страны или данного района в целом. Для каждой отрасли хозяйства есть своя отраслевая дисциплина (экономика или статистика сельского хозяйства, промышленности, транспорта и т. д.), так же как есть своя дисциплина и для каждого элемента природы. Но экономическая география имеет дело с хозяйственным своеобразием страны (или района) в целом, с определенным сочетанием отраслей, так же как физическая география имеет дело с природным своеобразием страны (или района) в целом, т. е. с определенным сочетанием элементов природы». «Сочетание и взаимодействие разнородных явлений в пространстве – вот душа географии... Основными объектами изучения в географии являются страна и район (большой или малый) во всем их своеобразии – природном, хозяйственном, культурном, политическом. Характеристики стран и районов – главное содержание географических работ... Экономгеографическую характеристику страны или района надо давать так, чтобы она ногами упиралась в «землю» – с геологией, геоморфологией, климатологией, почвоведением и т. д., туловищем проходила через историю, а головой упиралась в политику и идеологию».

Вернувшись в конце войны в Москву, Николай Николаевич принимает деятельное участие в организации Государственного издательства географической литературы, в создании географической редакции Издательства иностранной литературы, в возобновлении (после перерыва, связанного с войной) выхода журнала «География в школе», в подготовке докторских диссертаций его учениками, составляет методику работы над диссертациями по экономической географии для аспирантов, участвует в организации Московского филиала Географического общества СССР (Николай Николаевич избирается заместителем его председателя), основании серии сборников «Вопросы географии» (где Николай Николаевич с самого начала был председателем редакционной коллегии), подготовке к изданию книги «Очерки по школьной методике экономической географии» и многих других делах.

Николай Николаевич еще в Алма-Ате написал «Очерки по школьной методике экономической географии».

Книга вышла в свет в 1946 г. Она сразу же разошлась, была настольной книгой географа, особенно учителя географии и преподавателя высшей школы. До конца своей жизни Николай Николаевич продолжал работать над этой книгой, привлекая к ее обсуждению учителей, методистов, ученых-географов. Второе, переработанное издание «Очерков...» вышло в 1954 г. В 1960 г. книга в расширенном виде вышли в свет под названием «Методика преподавания экономической географии».

К «Очеркам...» непосредственно примыкает другая большая книга Николая Николаевича – «Исторический обзор учебников географии (1876–1934)» (1954). Николай Николаевич решил продолжить труд Л. Весина, сделавшего обзор русских учебников географии с 1710 по 1876 г. Он написал рецензии на 233 учебника, разбил их на группы по периодам и дал замечательные характеристики этих периодов. Особенно интересен обзор советских учебников до 1934 г., среди которых было немало учебников последователей В. Э. Дена.

Одним из любимых и замечательных «детищ» Н. Н. Баранского стала серия сборников «Вопросы географии». Помимо того, что он обсуждал план каждого сборника, читал все статьи, делая по ним свои замечания, отредактировал многие из них, он и сам опубликовал в «Вопросах географии» много ярких и глубоких работ, имеющих большое значение для развития советской географической науки. Кроме того, Н. Н. Баранский опубликовал в «Вопросах географии» множество рецензий на советские и иностранные научные труды. Среди них особо надо отметить великолепный «Обзор рецензий на «Вопросы географии» (1949), а котором, в частности, Николай Николаевич дал обстоятельную контркритику статей некоторых экономико-географов, выступивших против Р. М. Кабо и Н. Н. Колосовского.

Позже эта серия публиковалась со следующим подзаголовком: «Научные сборники Московского филиала Географического общества Союза ССР, основанные в 1946 г. по инициативе и под руководством Н. Н. Баранского». «Вопросы географии» получили всемирное признание и справедливо считаются одним из крупнейших достижений советской географической науки.

Николай Николаевич всегда любил и ценил интересных талантливых людей. Отсюда, в частности, его многочисленные статьи о тех или иных ученых. Он встал во главе авторского коллектива, создавшего два больших труда – «Отечественные экономико-географы» (1957) и «Отечественные физико-географы и путешественники» (1959). Последний год своей жизни Николай Николаевич посвятил созданию книги «Экономическая география в СССР». Уже тяжело больной, Н. Н. Баранский не прекращал работы, в частности, над этой книгой. «Экономическая география в СССР. История и современное развитие» вышла в свет уже после его смерти. Эта коллективная монография подвела итог двухсотпятидесятилетнему развитию экономической географии в нашей стране, в том числе и полувековому послереволюционному развитию. Монография была высоко оценена в многочисленных рецензиях и советской печати и в зарубежных научных журналах – ГДР, Югославии и других стран. В рецензии «Познание России» писатель и географ Н. Н. Михайлов так написал о главном редакторе этой монографии: «Книгу эту незадолго до своей смерти задумал Николай Николаевич Баранский, крупнейший ученый, основной создатель советской экономико-географической науки... Нечто горьковское видится мне в замысле книги. Беру на себя смелость сказать, что нечто в высокой мере горьковское было и в человеке, который эту книгу задумал. Старый борец революции, близкий к Ленину, отдавший всего себя общему делу, блестяще образованный, безгранично талантливый, с яркой речью, с мужественной мыслью, с могучей фигурой, с широкой душой».

Обращает на себя внимание огромный интерес Н. Н. Баранского к проблеме комплексности географических исследований и подготовке кадров географов широкого профиля. Проблема единства науки, «общего языка» между учеными, специализирующимися в разных ее областях, имеет особенно большое значение для географии в силу комплексности этой науки, ее «пограничного» положения на стыке естественных и общественных наук, центральной роли изучения пространственных аспектов взаимодействия природы м общества. Дифференциация географии вызвала «центробежные» тенденции в науке. Стала необходима ее интеграция. Н. Н. Баранский много сделал для всемерного развитии интеграции географии, усиления единства различных географических наук.

К этой теме он возвращается при тщательной подготовке к изданию двух томов своих избранных статей, отбирая для них прежде всего работы, направленные на развитие географии в целом и на широкое понимание задач экономической географии. Время показало, что стремление Н. Н. Баранского усилить тенденции интеграции в географии было правильным. Это теперь признано мировой географической наукой.

Прекрасны были человеческие качества Николай Николаевич Для своих учеников он был внимательным наставником, помогавшим не только в научной работе, но и во многих житейских делах. Он всегда держал себя со студентами и аспирантами как со своими товарищами, относясь к ним с большим уважением. Особенно высоко ценил Николай Николаевич учителей, преклоняясь перед ними и их трудной самоотверженной работой.

Николай Николаевич был очень прямым, откровенным человеком. Он никогда не показывал своего превосходства, которое, конечно, на деле существовало, так как по уровню образования и по силе мысли он превосходил многих ученых. Изумительна была его творческая щедрость – он раздавал темы работ, свои мысли, даже свои научные материалы, не думая при этом о самом себе, о своем времени, о своих трудах. Много времени Николай Николаевич отдавал редактированию и рецензированию рукописей, просмотру работ молодых ученых, особенно диссертаций, письмам, которых он написал тысячи, советам по разным вопросам. В жизни Николай Николаевич был предельно скромен, довольствовался самым малым, не искал никаких почестей и преимуществ. Глубоко преданный географической науке, он терпеть не мог карьеристского или формального отношения к ней, не выносил моральной нечистоплотности зависти. Он ценил шутку, юмор.

Николай Николаевич владел латинским, греческим, французским, английским, немецким, польским языками, великолепно знал классическую литературу.

С большим достоинством и, одновременно, просто и откровенно проходили его встречи со многими иностранными учеными. Особенно прочные связи у него установились с польскими, французскими, болгарскими, чешскими географами.

В той огромной работе по становлению и развитию экономической географии, которую он вел десятилетиями, Николай Николаевич прежде всего видел свой партийный долг. Это была его жизнь, а стало быть, и борьба. Он вел непрерывную борьбу за честь советской страны и советской науки, сурово указывая тем, кто поступался этой честью, одновременно разоблачая догматиков в науке и политике, опошляющих науку, дискредитирующих марксизм.

Н. Н. Баранский умер 29 ноября 1963 г. после тяжелой болезни. Похороны состоялись 3 декабря на Ново-Девичьем кладбище в Москве.

На смерть Н. Н. Баранского откликнулись все советские и большинство иностранных географических журналов. По единодушному мнению, мировая географическая наука потеряла ученого, смотревшего широко и далеко, человека, обладавшего интеллектом, энергией и убежденностью огромной силы.

Работы Н. Н. Баранского стали классическими. Его научное наследие долго будет иметь большое значение для географической науки, оказывая особенно большое влияние на развитие теории экономической географии.

Доктор географических наук профессор Ю. Г. Саушкин.