Докучаев В. В.

Докучаев Василий Васильевич

(17 февраля 1846 – 26 октября 1903)

Русский ученый-естествоиспытатель, основатель современного научного почвоведения и комплексного исследования природы. Родился в семье сельского священника в с. Милюкове Сычевского уезда Смоленской губернии. В 1867 окончил с отличием Смоленскую духовную семинарию и поступил на физико-математический факультет (естественное отделение) Петербургского университета, где преподавали Д. И. Менделеев, А. М. Бутлеров, П. Л. Чебышев, А. Н. Бекетов и некоторое время И. И. Мечников. Еще в студенческие годы у Докучаева возник большой интерес к геологии и минералогии. Под руководством профессора П. А. Пузыревского он выполнил 2 работы – «О голубом дистене Онежского озера» (1871) и «О наносных образованиях по речке Качне Сычевского уезда Смоленской губернии» (1872). В 1872 окончил Петербургский университет со степенью кандидата и на средства Общества естествоиспытателей, действительным членом которого он состоял, отправился в научную экспедицию для изучения «наносной формации» Смоленской губернии. В 1872 занял должность консерватора (хранителя) при геологическом кабинете Петербургского университета. В 1873 был избран действительным член Петербургского минералогического общества. В 1874 опубликовал работу по вопросам осушения болот, которая явилась значительным вкладом в научное болотоведение.

В том же году началась педагогическая деятельность Докучаева. Он вёл занятия по минералогии и геологии в строительном училище, позднее преобразованном в Институт гражданских инженеров. В эти годы Д. работал главным образом в области динамической геологии, в частности в области геологии четвертичных отложений В 1876-77 гг. Докучаев вместе с В. И. Чаславским составлял обзорную почвенную карту Европейской России. В 1877 Вольное экономическое общество решило начать изучение чернозёма. Значительную часть работ поручено было провести Докучаеву. Летом 1877 он начал исследования русского чернозёма – «царя почв», в результате которых были заложены основы учения о почве, как особом естественно-историческом теле, и о факторах почвообразования. В 1878 блестяще защитил в Петербургском университете диссертацию «Способы образования речных долин Европейской России», за что ему была присуждена ученая степень магистра минералогии и геогнозии (геологии), В 1879 читал в университете первый в истории мировой науки курс четвертичной геологии, с 1880 – курс минералогии и кристаллографии.

В процессе работы по исследованию почв Докучаев проявлял интерес к практическим вопросам сельского хозяйства. В 1880 он выступил на общем собрании Вольного экономического общества с докладом, в котором отмечал тяжелое положение сельского хозяйства в России и наметил некоторые мероприятия по изучению условий сельского хозяйства и популяризации достижений агрономической науки. В частности, Докучаев выдвинул проект организации в Петербурге Почвенного музея с химико-агрономической лабораторией. Однако его предложение не встретило поддержки. В 1882 Докучаев был избран кандидатом на должность старшего геолога Геологического комитета. В 1883 был опубликовав классический труд Д. «Русский чернозём. Отчёт Вольно экономическом обществу», в котором он не только подвел итоги своих многолетних исследований чернозёмов, но и сформулировал основные положения созданного им современного научного почвоведения. «Русский чернозём» был представлен Докучаевым в качестве докторской диссертации в Петербургский университет. Защита состоялась 11 дек 1883 и прошла блестяще. В 1882 Докучаев начал почвенные и геологические исследования Нижегородской губернии, которые были, по существу, первым в истории комплексным изучением природы. В 1884-86 Докучаев закончил и опубликовал «Материалы к оценке земель Нижегородской губернии» (14 тт.). Составил почвенную и геологическую карты губернии. В Нижнем Новгороде организовал первый в России Губернский естественно-исторический музей.

С 1885, совместно с А. В. Советовым, начал публиковать специальные почвенные и ботанические работы в непериодическом издании «Материалы по изучению русских почв». В одном из выпусков (1886) Докучаев дал первую в мире подлинно научную классификацию почв, основанную на генетическом принципе. В 1888 г. организовал при Вольном экономическом обществе постоянную Почвенную комиссию, задачей которой было изучение почв России. В состав комиссии, председателем которой был избран Докучаев, вошли А. Н. Бекетов, В. И. Вернадский, А. И. Воейков, А. А. Измаильский, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, Н. М. Сибирцев, А. В. Советов, А. Н. Энгельгардт и др. В 1913 комиссия была преобразована в Докучаевский почвенный комитет. В 1888 Докучаев по предложению Полтавского земства исследовал почвы, растительность и геологические условия Полтавской губернии. Работа продолжалась до 1894. Труды экспедиции были изданы в 16 тт. и дали материалы для разработки ряда теоретических и практических вопросов сельскохозяйственного почвоведения, а также геоморфологии и физической географии. Кроме того, участники экспедиции во главе с Д. составили почвенную карту Полтавской губернии. В 1892 Докучаев организовал в Полтаве губернский Естественно-исторический музей.

В период 1891-95 Докучаев занимался научно-организационными вопросами. Большое внимание уделял вопросам высшего сельскохозяйственного образования: ему удалось отстоять существование предназначенного к закрытию Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства, который был реорганизован по его проекту (1892). Реорганизация заключалась в увеличении приема студентов и в расширении и углублении преподавания естественных наук, в частности почвоведения. В 1894 Докучаев учредил в этом институте первую в России кафедру почвоведения. В 1894 был реорганизован Московский сельскохозяйственный институт (ныне Мостовская сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева) по образцу Ново-Александрийского института. В 1891 в России была сильная засуха. Докучаев отдал все свои силы и знания на борьбу с этим народным бедствием. В известной работе «Наши степи прежде и теперь» (1892) Докучаев на основании своих многочисленных исследований наметил обширный план комплексных мероприятий для борьбы с засухой и повышения производительности почв степных районов: восстановление зернистой структуры чернозёма, лесные полезащитные полосы, снегозадержание и регулирование стока талых вод, правильная обработка почвы с целью накопления и сохранения влаги, строительство прудов и мелких водоемов, охрана лесов, вод и борьба с эрозией почв. В предисловии к этой работе, переизданной в 1936, академик В. Р. Вильямс писал, что труд Докучаев «привел в движение научно-агрономические и общественные силы и направил их по правильному научному пути. Мало осталось в СССР таких граждан, которые не знают еще, что представляет собой так называемое снегозадержание и какова его роль в деле борьбы с засухой, какова роль в этом структуры почвы, какова роль лесонасаждений в степной полосе и т. д. Но только немногие знают, что эти методы борьбы с засухой и неурожаями разработаны на основе принципов, сформулированных В. В. Докучаевым в его работе «Наши степи прежде и теперь» (стр. 6). Докучаев организовал особую экспедицию при Лесном департаменте, целью которой было улучшение естественных условий земледелия с упорядочением Каменностепной – на водоразделе между Волгой и Доном. Старобельский – на водоразделе между Доном и Донцом. Велико-Анадольский – на водоразделе между Донцом и Днепром. В работах особой экспедиции Лесного департамента приняли участие Н. М. Сибирцев, П. А. Земятченский, К. Д. Глинка, Г. Н. Высоцкий, Г. И. Танфильев и др. На основании комплексного изучения почвы, растительности, геологии, гидрогеологии и т. д. были разработаны конкретные планы обводнительных работ, создания лесных полезащитных полос, борьбы с эрозией почв и т. д. Материалы экспедиции публиковались в течение 1894-98 в 18 выпусках специальных трудов экспедиции. На базе Каменно-степной станции в советские годы был создан Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Центрально-Чернозёмной полосы имени В. В. Докучаева, в котором Д. установлен памятник.

В 1889 Докучаев послал коллекцию русских почв на Всемирную выставку в Париже (черноземы были отобраны с территории Панинского района Воронежской области, в последующем, во время студенческих беспорядков во Франции образцы почв были утеряны), а в 1893 – в Чикаго. Материалы, представленные Докучаев, наглядно показали высокий теоретический и практический уровень почвоведения в России.

В 1897, после 25 лет работы в Петербургском университете, Докучаев вышел из-за болезни в отставку. В 1898 занялся изучением почв Бессарабии и Кавказа, где наблюдал изменение почвенного покрова в зависимости от высоты и установил закон вертикальной зональности. В 1899 посетил Кавказ и Закаспийскую область, где обследовал знаменитые репетекские гипсы. В последние годы жизни Докучаев опубликовал несколько работ, из которых необходимо отметить «К учению о зонах природы. Горизонтальные и вертикальные почвенные зоны» (1899), где он изложил учение о «естественно-исторических зонах» (так Докучаев называл ландшафтно-географические зоны, широтные и вертикальные) и наметил основные задачи земледелия для различных зон. Огромное значение имела также работа Докучаева «Место и роль современного почвоведения в науке и жизни» (1899), в которой он заложил теоретические основы биогеохимии. В 1899 по инициативе Докучаев начал издаваться на средства Вольного экономического общества журнал «Почвоведение», сыгравший большую роль в развитии отечественного почвоведения. Последними работами Докучаева были почвенная карта Кавказа и карта зонального распределения почв в северном полушарии, демонстрировавшиеся на Всемирной выставке в Париже в 1900. В 1900 отошел от научной работы вследствие тяжелой болезни. Умер в Петербурге и похоронен на Смоленском кладбище.
По справедливому определению Вильямса, Д. «принадлежит к числу наиболее выдающихся ученых конца XIX столетия, ученых, имеющих мировое значение» (Вильямс В. Р., Значение трудов В. В. Докучаева в развитии почвоведения, в кн.: Докучаев В. В., Русский чернозём, 1936, стр. 5). На основе учения Д. возникли прогрессивные русские школы физической географии, геоботаники, ботанической географии, геоморфологии, динамической геологии и др. Глубочайшее влияние Д. оказал на развитие агрономической науки.

Через все работы Докучаев проходит мысль о необходимости изучения природных явлений с точки зрения их генезиса и эволюции. Именно с этих позиций Докучаев занимался вопросами динамической геологии и своими работами в этой области опровергал антиэволюционные теории катастрофистов (Э. Бомона, Л. Буха и др.). Исходя из представлений о последовательной смене эрозионных циклов, Докучаев создал учение о формировании эрозионного рельефа, лишенное механистических представлений. Докучаевские теории образования речных долин, происхождения оврагов и балок явились крупнейшим вкладом в науку. Занимаясь вопросами геоморфологии, Докучаев вначале пытался использовать почвенный метод для решения вопроса возраста отдельных элементов рельефа, а затем и более широких проблем четвертичной геологии. В то время Докучаев рассматривал почву как продукт геологического образования верхнего, или современного, горизонта коры выветривания. Вскоре он убедился, что образование почв происходит иным путем. Применение эволюционного принципа позволило ему понять, что почва – особое естественно-историческое тело, возникающее и развивающееся в результате взаимодействия факторов почвообразования, к почвообразовательным факторам Докучаев относил: материнскую породу, климат, растительность и животные организмы, рельеф страны, возраст страны. Таким образом, Докучаев впервые провел резкую принципиальную границу между материнской породой и почвой. Материнская порода – продукт выветривания горных пород – превращается в почву лишь под воздействием почвообразователей. В результате работ Докучаева почвоведение получило свой предмет исследования, свои методы и задачи. Впервые стало возможным сознательное управление почвообразовательными процессами, картирование почв, а следовательно, проведение инвентаризации основных средств производства – земли. Докучаев показал, что почвы, как природные геобиологические образования, обладают ясно выраженным географическим характером. Географическая сущность почв заключается в том, что все основные их свойства тесно связаны с определенным пространственным расположением на земной поверхности и закономерно изменяются в зависимости от изменения факторов почвообразования. Выяснение генезиса чернозёмов и других типов почв поставило Докучаев перед необходимостью изучения факторов почвообразования, так как, по Докучаеву, генезис и эволюция почвенного покрова должны рассматриваться и могут быть выяснены только в связи с общей историей развития географической среды. С другой стороны, изучая факторы почвообразования в их взаимосвязи, Докучаев пришел к одному из центральных положений своего учения – о географическом ландшафте как единстве процессов, протекающих на земной поверхности. Почва, по Докучаеву, является не только частью ландшафта, но и его зеркалом. Изучение современного ландшафта позволило Д. сформулировать учение о широтных и вертикальных «естественно-исторических зонах», как он называл ландшафтно-географические зоны, и установить широтную и вертикальную зональности почвенного покрова. Эти открытия мирового значения оказали огромное влияние на развитие многих отраслей естествознания.

Стремясь решать большие теоретические вопросы в тесной связи с практическими проблемами, Докучаев еще в начале своей научной деятельности большое внимание уделял изучению русского чернозёма, «благодатной почве, которая составляет коренное, ни с чем не сравнимое богатство России» (Докучаев В. В., Русский чернозём, Соч., т. 3, 1949, стр. 495). Докучаев считал, что наилучшие результаты для практики могут быть получены при изучении природных явлений в их взаимосвязи, что для решения крупных практических вопросов должны производиться строго научные исследования, при которых необходимо иметь в виду по возможности всю природу, взятую в целом, единую и нераздельную, а не отдельные ее части. Своё учение о зонах природы Докучаев также непосредственно связывал с практическими вопросами сельского хозяйства Он наметил основные задачи земледелия и агротехники для различных почв и природных зон (культурная обработка и восстановление зернистой структуры чернозёмов, максимальное использование влаги, удобрений и посевы трав на подзолистых почвах и т. д.). Докучаев высказал важное положение о рациональном направлении развития земледелия в каждое зоне. В то время, как сторонники мальтузианства в России и за рубежом старались доказать, что повсеместное обнищание тружеников сельского хозяйства определяется законами природы, а не законами капитализма, Докучаев писал: «наша экономическая отсталость наше незнание истощили почву» (Докучаев В. В Ответ на возражения по поводу доклада о мера к поднятию низкого уровня почвоведения России «Труды императорского Вольного экономического общества» 1881, т. 2, вып. 2, стр. 163). Д. был чужд модному в те времена стремлению подражать заграничным образцам. Он писал: «пора, наконец, нашим агрономам и их руководителям-профессорам оставить нередко почти рабское следование немецким указкам и учебникам... безусловно необходимо выработать свои сельскохозяйственные нормы, следует иметь анализы своих вод и своих земель...» (Докучаев В. В., Частные публичные курсы по сельскому хозяйству и основным для него наукам, 1900, стр. 17). В. И. Вернадский метко охарактеризовал Докучаева: «Это был русский самородок, шедший своим путём, всецело сложившийся в России» (Вернадский В. И., Очерки и речи, ч. 2, 1922, стр. 108). Докучаев придавал большое значение многовековому народному опыту в области земледелия и старался всегда его учитывать, вводил в почвенную науку народные названия почв. Сейчас благодаря Докучаев русские народные названия приняты во всем мире (чернозём, подзол, солонец). Партия и правительство высоко оценили теоретическое и практическое значение выдающихся работ вели русского ученого. В марте 1946 в связи со 100-летием со дня рождения Докучаев Совет Народных Комиссаров СССР издал специальное постановление, об увековечении его памяти, предусматривающее утверждение золотой медали им. В. В. Докучаева и премии им. В. В. Докучаева за выдающиеся работы в области почвоведения, издание собрания сочинений Докучаева.

Именем Докучаева названы: мыс Докучаева (Курильские острова, о. Кунашир), Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Центрально-Черноземной полосы (Воронежская область),в 1946 г. была учреждена золотая медаль и премия В. В. Докучаева, за выдающиеся научные работы в области почвоведения.

 

Список литературы

  1. Биографический словарь деятелей естествознания и техники. Т. 1. – Москва: Гос. научное изд-во «Большая советская энциклопедия», 1958. – 548 с.

 

Василий Васильевич Докучаев как географ

В. В. Докучаев – великий русский ученый, гениальный естествоиспытатель – географ, почвовед, геолог и минералог. Основатель современного научного почвоведения, он является в то же время одним из основоположников современной физической географии. Докучаев завершил создание учения о широтных и высотных природных зонах и выступил как замечательный инициатор комплексного воздействия на природу. Взгляды Докучаева положены в основу современных представлений о методах воздействия на природу наших степей в целях обеспечения высоких и устойчивых урожаев.

Докучаев родился 17 февраля 1846, г. в селе Милюково Сычевского уезда Смоленской губернии в семье священника. Детство будущего ученого прошло в сельской местности, «самой ординарной во всех отношениях». После уездного духовного училища в Вязьме Докучаев с отличием окончил Смоленскую духовную семинарию, напоминавшую по духу и нравам бурсу Помяловского.

В 1867 г. Докучаев выдержал экзамен в Петербургскую духовную академию, но уже через две недели перешел на «естественный разряд» физико-математического факультета Петербургского университета. Здесь, еще студентом, Докучаев заинтересовался геологией. Его ближайшим учителем был геолог и минералог П. А. Пузыревский.

По окончании университета в 1871 г. Докучаев выступил в Петербургском обществе естествоиспытателей со своим первым научным докладом, посвященным геологическому описанию родных мест (долины реки Качни), и уже в марте 1872 г. был избран действительным членом этого общества.

Летом того же года Докучаев провел новые геологические наблюдения в Смоленской губернии, одновременно заинтересовавшись причинами обмеления рек. С осени 1872 г. Докучаев начал работать консерватором (хранителем) геологического кабинета Петербургского университета под руководством геолога А. А. Иностранцева.

Вскоре круг интересов молодого Докучаева расширяется: в 1873 г. его избирают действительным членом Петербургского минералогического общества, а в 1874 г. он уже избран секретарем отделения минералогии и геологии в Петербургском обществе естествоиспытателей. С этого же года начинается преподавательская деятельность Докучаева. Он преподает в строительном училище (позднее – Институт гражданских инженеров) минералогию и геологию и в 1885 г., совместно с С. Ф. Глинкой, публикует «Краткий курс минералогии».

В первый период научной деятельности внимание Докучаева привлекают главным образом рыхлые наносные отложения четвертичного возраста, в то время крайне слабо изученные. Но уже и тогда Докучаев обращает особое внимание на входящие в их состав почвенные образования. Первый доклад о почвах («О подзоле Смоленской губернии») был сделан Докучаевым в 1874 г. Еще теснее он сблизился с почвоведением, получив от статистика В. И. Чаславского поручение составить почвенную классификацию к карте почв Европейской России. Вместе с Чаславским Докучаев активно готовил карту к печати.

В 1877 и 1878 гг. Докучаев по поручению Вольного экономического общества ведет планомерные исследования черноземных почв. Уже в первые годы почвенных исследований Докучаев приходит к выводу, что почвами являются измененные «совокупной деятельностью воздуха, воды и растений части коренных пород» («О нормальном залегании чернозема», 1878). Тогда же Докучаев начал отстаивать возможность улучшения почв в результате умелой культуры.

В итоге своих геологических исследований Докучаев написал и в 1878 г. защитил магистерскую диссертацию на тему «Способы образования речных долин Европейской России». В ней он проявил столь глубокое понимание геологии рыхлых отложений и истории рельефа, что одна эта работа позволяет считать Докучаева одним из основоположников отечественной геоморфологии.

К этому же времени относится ряд его работ, положивших основание современному научному почвоведению, географии и картографии почв. В 1879-1880 гг. Докучаев читает первый в отечественной науке курс геологии образований послетретичного возраста, среди которых он главное внимание уделяет почвам, и в 1879 г. выпускает объяснительный текст к почвенной карте Европейской России, изданный департаментом земледелия и государственных имуществ под заглавием «Картография русских почв». Докучаев считал изучение почв общегосударственным и общенародным делом, которое следует подчинить служению общему благу во имя «лучшего будущего человечества».

Многократные экспедиционные поездки по Русской равнине, общая протяженность которых составила десятки тысяч километров, обогатили Докучаева и знанием жизни и колоссальным запасом наблюдений. В ходе этих поездок Докучаев и выработал тот комплексный взгляд на природу, который позволил ему вырасти в крупнейшего природоведа-энциклопедиста. Оценивая управляющие любым явлением причинные связи, воссоздавая историю его развития и изучая пространственное размещение и разграничение, Докучаев по сути дела овладел тем комплексным методом исследования, который в настоящее время по праву называется географическим. Уже в 1881 г. Докучаев докладывает о закономерном распределении и смене почв с изменением широты.

Тогда же он выступает против «закона» об убывающем плодородии почв и пишет: «Наша экономическая отсталость, наше невежество истощили почвы, а не истощение почвы породило незнание, нашу отсталость».

В 1883 г. Докучаев с блеском защищает в Петербургском университете докторскую диссертацию «Русский чернозем» и становится профессором. Через два года этот классический труд, заложивший твердые основы нового почвоведения, был удостоен первой Макарьевской премии Академии наук.

К периоду 1882-1895 гг. относятся три крупнейших экспедиции, проведенные под руководством Докучаева с присущими ему глубиной, широтой, тщательностью наблюдений, на высоком теоретическом уровне в сочетании с огромной практической ценностью выводов. Это были экспедиции Нижегородская, Полтавская и так называемая Особая экспедиция по испытанию и учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйства в степях России.

Нижегородская экспедиция Докучаева (1882-1886) провела широкие комплексные исследования природы и почв Нижегородской губернии, результатом которых был выпуск 14 томов «Материалов к оценке земель Нижегородской губернии» и создание в Нижнем Новгороде первого в России губернского естественноисторического музея.

Полтавская экспедиция (1888-1894) дала аналогичные результаты – 16 выпусков «Материалов к оценке земель» и основание Полтавского естественноисторического музея. Комплексность этих исследований сам Докучаев охарактеризовал следующими словами: «На нас не лежало формальной обязанности исследовать геологическое строение Полтавской губернии: мы могли оставить в стороне и растительность ее, но так как при детальном изучении почв нельзя было обойтись без ближайшего знакомства с их подпочвами, так как геоботанические формации являются обыкновенно и формациями почвенными, то естественно, что и нам пришлось заглянуть в область местной геологии и ботаники». В трудах Полтавской экспедиции Докучаев высказал ценнейшие для географии мысли о роли рельефа в почвообразовании, о значении возраста местности, о древних границах распространения лесов.

Разразившаяся в 1891 г. засуха и страшный неурожай привлекли внимание Докучаева к причинам этого бедствия, заставили его сильнее задуматься над возможными мерами предотвращения засух и неурожаев и послужили поводом для опубликования ряда газетных статей, составивших затем замечательную книгу «Наши степи прежде и теперь». Эта книга содержит всестороннее описание природы наших степей, способов упорядочения их водного хозяйства, программу планомерного изменения их водного режима и мысли о создании полезащитных лесных полос в степях.

В 1892-1895 гг. Докучаев возглавляет в качестве управляющего Ново-Александрийский институт сельского хозяйства и лесоводства в бывшей Люблинской губернии, вводит много усовершенствований в высшее сельскохозяйственное образование и основывает в 1894 г. первую в стране кафедру почвоведения. Известно, что Докучаев принимал в свой институт студентов, отчисленных из других высших учебных заведений за политическую неблагонадежность.

В те же годы (с 1892 г.) Докучаев начинает и продолжает вплоть до 1895 г. крупнейшую из своих экспедиций – «Особую экспедицию по вопросам сельского и лесного хозяйства в степях». Ее результатом явились 18 томов «Трудов экспедиции, снаряженной Лесным департаментом под руководством В. В. Докучаева» и организация ряда опытных участков (Каменностепского, Старобельского и Великоанадольского), где практически испытывались методы улучшения природных условий, предложенные Докучаевым. Особую известность приобрели исследования Докучаева в Каменной степи, где под его личным руководством были посажены 125 гектаров защитных лесополос.

Начиная с 1877 г. Докучаев неоднократно демонстрировал собранные в экспедициях почвенные образцы и составленные им почвенные карты на выставках, всюду получая высокие оценки своей деятельности, отличия и медали. Коллекции и труды Докучаева фигурировали на всероссийских художественных и промышленных выставках 1882 и 1896 гг., на всемирных выставках в Париже 1889 и 1900 г., на всемирной Колумбовой выставке в Чикаго 1893 г., на Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1895 г. и др.

Все эти годы Докучаев вел напряженную организационную работу – добивался организации почвенного музея, создал Бюро по почвоведению при министерстве земледелия и государственных имуществ, возглавлял комплексную работу Комиссии по исследованию Петербурга и его окрестностей, писал десятки программ и инструкций, настаивал на открытии кафедр почвоведения при университетах.

Многие годы непрерывной напряженной работы подорвали здоровье Докучаева. Нервное переутомление и расстройство вынудили его в 1895 г. оставить работу в Новой Александрии, а в 1897 г. выйти в отставку.

При первых признаках улучшения здоровья Докучаев снова начинал усиленно работать. Именно в последние годы жизни он развил и углубил свое замечательное учение о природе зональности. Он побывал в ранее не посещенных им зонах пустынь и субтропиков, занялся изучением смены природных и почвенных зон с высотой. В этих целях трижды (в 1898-1900 гг.) Докучаев побывал на Кавказе, а кроме того, в 1898 г. – в Бессарабии и в 1899 г. – в пустыне Каракумы, в 1900 г. – снова на Кавказе. Результатом кавказских путешествий Докучаева было составление им первой почвенной карты Кавказа и завершение учения о зональности природы концепцией о высотной зональности почв и природных условий.

В 1900 г. Докучаев снова заболевает, на этот раз неизлечимо, и отходит от научной деятельности. Тяжелая психическая депрессия, угнетающее сознание своей неполноценности заполнили последние три года жизни. 23 октября 1903 г. великий ученый скончался от болезни легких и был похоронен в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище.

Незабываем облик Докучаева как человека. Неукротимая творческая энергия, железная воля, последовательность и настойчивость в достижении цели, выдающиеся организаторские способности, умение вести за собой и воспитывать помощников, требовательность к себе и другим, забота об учениках и молодежи, демократичность, простота, вплоть до некоторой внешней резкости и даже грубоватости, убежденность и уверенность в правоте своего дела – таким вспоминают Докучаева его ученики и последователи.

Раскрыть значение научного наследства Докучаева в кратком очерке чрезвычайно трудно. В начале очерка уже была указана исключительная разносторонность этого ученого, совмещавшего в себе почвоведа, геолога и географа, автора глубочайших обобщений, создателя новых наук и учений. Работы Докучаева протекали в неразрывной связи с самыми неотложными и жгучими запросами практики. Выдающийся полевой исследователь Докучаев явился новатором в организации особых комплексных экспедиций «по оценке земель». Сталкиваясь с многообразными запросами практики сельского хозяйства, в те времена беззащитного в борьбе с засухами и неурожаями, Докучаев выступил как пропагандист целенаправленного и комплексного воздействия на природу, организатор опытных станций, энтузиаст полезащитного лесоразведения и закрепления оврагов.

В начале своей деятельности Докучаев проявил себя как крупный геолог, знаток четвертичных отложений и геоморфолог. Его работа о способах формирования речных долин Русской равнины была передовой для своего времени по истолкованию роли эрозионных процессов в образовании рельефа равнины. Ценные вклады в четвертичную геологию сделал Докучаев своими исследованиями озерно-ледниковых бассейнов, зональности древнеледниковых отложений, происхождения лёсса.

Интересы Докучаева в области четвертичной геологии привели его к изучению почв. До трудов Докучаева в исследовании почв господствовали односторонние геологический и агрохимический подходы, что было особенно характерно для немецкого почвоведения. Геологи рассматривали почву лишь как верхний слой в напластовании горных пород (так, например, чернозем принимали за морской нанос) и не учитывали всей сложности связей почвы с остальными компонентами природы. Почвоведы агрохимического толка видели в почвах прежде всего химические вещества, на которые можно влиять внесением удобрений. Таким образом изучались лишь химизм и механический состав почв, рассматриваемые вне учета их происхождения и развития.

Докучаев, напротив, заинтересовался причинами различий между отдельными типами почв в их плодородии, во внешних признаках, химизме и механическом составе. Это привело Докучаева к изучению вопросов происхождения и развития почв, к созданию генетического почвоведения.

Докучаев поставил изучение почв на действительно научную основу и, выступая как подлинный новатор, фактически создал совершенно новую отрасль знания. Именно в связи с заслугами Докучаева наша страна оказалась общепризнанной родиной почвоведения. Этот приоритет неоднократно подтверждался на международных конгрессах и конференциях почвоведов, всегда проходивших под знаком триумфа нашего почвоведения. Беспристрастные ученые всех стран признали почвоведение русской наукой. Наличие докучаевского подхода к характеристике почв служит теперь мерилом достоинств любого труда по почвоведению: работы, не учитывающие докучаевских принципов, кажутся анахронизмом и не могут конкурировать с работами почвоведов-докучаевцев. Ярким показателем глубины влияния русского почвоведения на мировую науку является и то, что даже такие исконные русские народные понятия, как чернозем и подзол, проникли без перевода в зарубежную литературу и оказались принятыми в научный обиход в качестве точных терминов во всем мире.

Докучаев раскрыл всю сложность связей между почвами и остальными компонентами природы и выяснил, что в числе факторов-почвообразователей оказались все компоненты природы и деятельность человека, а также фактор времени, учет которого Докучаев особенно подчеркивал: тем самым он дал совершенно новое понимание почв как особого естественноисторического тела, установил закономерности зональности почвенного покрова, заложил основы географии и картографии почв и таким образом оказался во главе нового научного направления в естествознании. Анализ причин почвообразования, выяснивший, что причинами этими оказались все стороны природы, привел Докучаева к необходимости изучить природу как целое; таким образом великий почвовед вырос в великого географа-природоведа, хотя сам Докучаев и не считал себя географом.

Оценивая в 1898 г. место и роль современного почвоведения, Докучаев писал; «В последнее время все более и более формируется и обособляется одна из интереснейших дисциплин в области современного естествознания, именно – учение о тех многосложных и многообразных соотношениях и взаимодействиях, а равно – и о законах, управляющих вековыми изменениями их, которые существуют между так называемыми живой и мертвой природой, между а) поверхностными горными породами, b) пластикой земли, с) почвами, d) наземными и грунтовыми водами, е) климатом страны, f) растительными и g) животными организмами (в том числе, и даже главным образом, низшими) и человеком – гордым венцом творения».

Эта наука, по Докучаеву, находится в самом центре всех важнейших отделов современного естествознания, сближает и даже связывает их. Докучаев пророчески писал, что уже недалеко время, когда эта синтетическая наука по праву «займет вполне самостоятельное и почетное место, с своими собственными, строго определенными задачами и методами, не смешиваясь с существующими отделами естествознания, ни тем более, с расплывающейся во все стороны географией».

Действительно, география времен Докучаева, являвшаяся в основном описательной наукой, больше механически суммировала, нежели органически синтезировала данные ряда специальных наук, почему и вызывала упрек в расплывчатости. Поэтому Докучаев и оговаривает, что его «новая наука» не должна смешиваться с тогдашней географией. Однако весь ход развития науки, особенно в советское время, привел к тому, что география в свою очередь развивалась и обогащалась по своему содержанию, стремясь стать комплексной, синтетической наукой, в которой мы без труда узнаем черты науки, предвосхищенной Докучаевым.

Известно еще одно высказывание Докучаева о географий, в связи с учреждением географической секции на VIII съезде русских естествоиспытателей и врачей (1889-1890 гг.).

«Это нововведение, – писал Докучаев о новой секции, – тем отраднее и интереснее, что кафедра географии в университетах... перенесена теперь с филологического на физико-математический факультет – родной ей по общности принципов, методов и задач... Прибавим к сказанному, что пора же, наконец, русским географам, столь много сделавшим по изучению наших, особенно азиатских, окраин, обратиться к исследованию внутренних частей России, которые, в сущности, известны нам весьма мало».

Докучаев подчеркивал, что современное ему естествознание изучало преимущественно отдельные тела – минералы, горные породы, растения, животных или отдельные явления, происходящие в земле, воде и воздухе. Но пока еще не изучались их (тел и явлений) соотношения, «та генетическая, вековечная и всегда закономерная связь, какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой и живой природой... А между тем, именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют... лучшую и высшую прелесть естествознания».

Насколько тесно и глубоко переплетались в Докучаеве почвовед и комплексный природовед (в современном понимании – физико-географ), видно из следующего его высказывания: «...Ближе всего к упомянутому учению, составляя, может быть, главное, центральное ядро его, стоит (не обнимая, однако, его вполне)... новейшее почвоведение, понимаемое в нашем русском смысле слова».

Почвоведение привело Докучаева не только к пониманию высшего комплексного природоведения как науки о связях между явлениями, но и к созданию учения о зонах природы.

«Почвы и грунты, – пишет Докучаев,– есть зеркало, яркое и вполне правдивое отражение, так сказать, непосредственный результат совокупного, весьма тесного, векового взаимодействия между водой, воздухом, землей... с одной стороны, растительными и животными организмами и возрастом страны, с другой... А так как все названные стихии, вода, земля, огонь (тепло и свет), воздух, а равно растительный и животный миры... несут на своем общем характере явные, резкие и неизгладимые черты закона мировой зональности, то не только вполне понятно, но и совершенно неизбежно, что и в географическом распространении этих вековечных почвообразователей, как по широте, так и долготе, должны наблюдаться постоянные и, в сущности, всем и каждому известные, строго закономерные изменения, особенно резко выраженные с севера на юг, в природе стран полярных, умеренных, экваториальных и пр. А раз это так, раз все важнейшие почвообразователи располагаются на земной поверхности в виде поясов, или зон, вытянутых более или менее параллельно широтам, то неизбежно, что и почвы – наши черноземы, подзолы и проч. – должны располагаться по земной поверхности зонально, в строжайшей зависимости от климата, растительности и пр.».

Таким образом, почвы позволяют судить о зонах природы, а почвенные зоны являются в то же время и «зонами естественно-историческими», или, как говорят теперь, географическими.

Понятие о зональности природы земного шара возникло в общей форме задолго до Докучаева. О том, что в высоких широтах холодно и природа скудна и сурова, а с удалением от полюсов климат становится теплее, и что природа в одних поясах влажнее и богаче, а в других – скуднее и суше, знали еще мореплаватели и географы античных времен. Глубокие суждения с попытками объяснить причины этих различий можно найти в русской науке у М. В. Ломоносова, В. Н. Татищева, И. И. Лепехина, П. С. Палласа. На новую ступень поднял понимание законов зональности А. Гумбольдт, подметивший закономерные зональные смены и в климате (в температуре и в увлажнении), и в органическом мире. Именно Гумбольдт впервые сделал обобщения о широтной и в особенности о высотной зональности и тем самым как бы наметил универсальные законы, которым подчиняется природа любой части земного шара. Однако Гумбольдт понимал зональность природы ограниченно, не уловив ее проявлений в почвенном покрове и мелких формах рельефа.

Великой научной заслугой Докучаева является доказательство того, что закону мировой зональности подчинены целостные природные комплексы, и в их составе почвенный покров, как выразительнейшее отражение всех остальных сторон природы, зеркало ландшафта.

Докучаев (1898, 1899) различал пять главных почвенных (а значит, и естественноисторических) зон или полос:

1) бореальную (тундру),

2) таежную, или лесную,

3) черноземную,

4) аэральную зону сухих, безводных субтропических стран и

5) латеритную, или красноземную зону тропических стран.

Каждой из этих зон Докучаев дает краткую, но выразительную и разностороннюю географическую характеристику (см. «К учению о зонах природы», 1899 и др.), рассматривая и почвы, и климат, и растительность, и животный мир, и сельское хозяйство, и население с его занятиями и бытом.

Идеи Докучаева об изучении природных комплексов и, в частности, природных комплексов зон, легшие в основу учения Л. С. Берга о географических ландшафтах и географических ландшафтных зонах, «так прочно вошли в нашу географическую науку, что в настоящее время кажутся само собой разумеющимися, хотя научное содержание этого географического понятия продолжает и уточняться и углубляться».

Наряду с понятием о зональности Докучаев расширил и углубил понимание районных («провинциальных») различий между соседними типами местности внутри соответствующих зон. В этом также сказалась глубина его географического мышления.

Об истинно географической одаренности Докучаева говорит его умение отчетливо подмечать и ярко характеризовать существенные черты природы. Один из выдающихся учеников Докучаева – В. И. Вернадский – писал в 1904 г., что Докучаев

«...по немногим деталям пейзажа... схватывал и рисовал целое в необычайно блестящей и ясной форме. Каждый, кто имел случай начинать свои наблюдения в поле под его руководством, несомненно испытывал то же самое чувство удивления, какое помню и я, когда под его объяснениями мертвый и молчаливый рельеф вдруг оживлялся и давал многочисленные и ясные указания на генезис и на характер геологических процессов, совершающихся и скрытых в его глубинах».

Докучаев сформулировал глубокие определения подмеченных им закономерностей, но еще не подыскал для некоторых из них тех терминов, которыми пользуется современная физическая география. Однако самое существо основных обобщающих понятий этой науки (географическая или ландшафтная оболочка земного шара, географическая среда, природный комплекс, ландшафт) вполне соответствует тем понятиям, о которых писал Докучаев как о составляющих «высшую прелесть естествознания».

Огромно теоретическое и практическое значение разработанных Докучаевым принципов преобразования природы. Он писал: «В природе всё красота, все эти враги нашего сельского хозяйства – ветры, бури, засухи и суховеи – страшны нам лишь только потому, что мы не умеем владеть ими. Они не зло, их только надо изучить и научиться управлять ими, и тогда они же будут работать нам на пользу».

В книге «Наши степи прежде и теперь» Докучаев писал, что и при изучении природных факторов и особенно при овладении ими «безусловно необходимо иметь в виду всю единую, цельную и нераздельную природу, а не отрывочные ее части... иначе мы никогда не сумеем управлять ими...».

Комплексный подход к воздействию на природу в нашей стране, основанный на докучаевских принципах, является достойным воплощением идей великого ученого, провозглашенных более чем столетие назад.

Докучаев оставил после себя блестящую плеяду последователей-почвоведов, географов-ботаников и геологов. В их числе особенно выделяются: почвоведы – Н. М. Сибирцев, К. Д. Глинка, С. А. Захаров; геологи – В. И. Вернадский, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, В. П. Амалицкий, П. А. Земятченский; гидрогеолог П. В. Отоцкий; ботаники – Г. Н. Высоцкий, Г. Ф. Морозов, А. Н. Краснов; географы – Г. И. Танфильев и JI. С. Берг. Все они выросли в крупных ученых, многие создали самостоятельные школы и учения.

О силе и обаянии влияния Докучаева на формирование научного мировоззрения своих учеников хорошо сказал Г. Ф. Морозов, основоположник науки о лесе: «Это учение сыграло решающую роль и внесло в мою деятельность такую радость, такой свет и дало такое нравственное удовлетворение, что я и не представляю себе свою жизнь без основ докучаевской школы в воззрениях ее на природу. Природа сомкнулась для меня в единое целое...» (Г. Ф. Морозов, Письмо по поводу избрания в почетные члены Почвенного комитета при Московском обществе сельского хозяйства, «Русский почвовед», 1916, № 1–4, стр. 1).

Имя Докучаева присвоено мысу и главному водораздельному хребту на острове Кунашир в Курильском архипелаге.

 

Список литературы

  1. Ефремов Ю. К. Василий Васильевич Докучаев как географ / Ю. К. Ефремов // Отечественные физико-географы и путешественники. – Москва : Государственное учебно-педагогическое изд-во мин-ва просвещения РСФСР, 1959. – С. 450-462.