Кузнецов Н. И.

Кузнецов Николай Иванович

(1854-1932)

Н. И. Кузнецов – выдающийся ботанико-географ и систематик, один из крупнейших исследователей природы Кавказа, изучавший также Северный Урал, Крым и Прибалтику. В своих работах усиленно развивал исторический взгляд на флору и растительность, а также на связь их развития с геологической историей. Много внимания он уделял и проблемам систематики растений и вопросам картирования растительности. Кузнецов был блестящим организатором научных исследований и пионером больших коллективных работ.

Он создал большую, плодотворную («Кузнецовскую») школу русских ботанико-географов и систематиков и оставил ценное литературное наследство (около 400 работ), включающее ряд крупных и классических трудов по ботанической географии.

Кузнецов родился 5 декабря 1864 г. в Петербурге в семье военного деятеля, редактора артиллерийского журнала. Окончил 3-ю военную гимназию (1882) и затем естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета (1888) со степенью кандидата естественных наук.

Среди учителей Кузнецова в университете был известный русский ботаник А. Н. Бекетов, который, несомненно, оказал большое влияние на широту интересов Кузнецова как натуралиста.

Первое время Кузнецов занимался исследованием природы и растительности Петербургской губернии, Архангельской губернии и Северного Урала, затем главное внимание уделял изучению Кавказа.

Главнейшие экспедиции, совершенные Кузнецовым, следующие: в 1885 г. – Шлиссельбургский и Ладожский уезды Петербургской губернии; в 1886 г. – Шенкурский и Холмогорский уезды Архангельской губернии; в 1887 г. – Северный Урал (Березовский уезд Тобольской губернии); в 1888 г. – Кубанская область; в 1889 г. – Северный Кавказ (Терская область, Дагестан), Черноморский округ; в 1890 г. – Терская область, Тифлисская губерния, Имеретия, Мингрелия, часть Сванетии; в 1894 г. – верховья рек Волги, Днепра, Оки, Красивой Мечи, Рановы и Сызрани; в 1898 г. – Дагестан; в 1900 г. – Армения; в 1911 г. – Нагорный Дагестан; в 1929 г. – Армения (озеро Севан). Кроме того, Кузнецов в разные годы изучал Прибалтику и Крым. Ботанические коллекции, собранные Кузнецовым в этих путешествиях и поездках, хранятся в Ботаническом институте Академии наук СССР и Тартуском университете.

В 1895 г. в Петербургском университете Кузнецов защитил диссертацию на степень магистра ботаники на тему «(Подрод Eugentiana рода Gentiana». Следует указать, что первоначально представленная Кузнецовым на соискание степени магистра ботаники диссертация «Элементы Средиземноморской области в Западном Закавказье. Результаты ботанико-географического исследования Кавказа» (1891) не была допущена к защите как ботанико-географическая работа. В то время недооценивались ботанико-географические исследования, в которых высказывались новые, смелые теоретические обобщения и гипотезы. Между тем в этой книге впервые в науке была выделена из Средиземноморской флористической области новая Колхидская (или Понтийская) флористическая провинция, характеризующаяся, по Кузнецову, растительностью, сохранившейся там в мало измененном виде с третичного времени.

В 1895-1915 гг. Кузнецов состоял профессором кафедры ботаники и директором ботанического сада Юрьевского [Тартуского] университета. Этот период деятельности Кузнецова может быть назван «Юрьевским». Кузнецов создал в Юрьеве [Тарту] мощный центр отечественной ботаники, в том числе ботанической географии, и весьма способствовал расширению научной деятельности Юрьевского университета; он построил там новый ботанический институт, перестроил оранжереи, значительно увеличил научный штат, гербарий и коллекции живых растений и т. д.

Период этот характеризуется также планомерным изучением растительного покрова и флоры Кавказа, осуществленным как лично Кузнецовым, так и рядом его учеников (Н. А. Бушем, Ю. Н. Вороновым, Б. Б. Гриневецким, П. И. Мищенко, Д. И. Сосновским, А. В. Фоминым и многими другими). В предшествующие годы изучение Кавказа велось путем случайных, эпизодических поездок. Кузнецов поставил себе целью систематически исследовать эту глубоко интересную по своей природе часть нашей родины и в первую очередь те древние по возрасту районы, которые обладают наиболее специфической остаточной (реликтовой) растительностью. Познание их помогло Кузнецову пролить свет на ботаническую географию Кавказа в целом. С 1901 г. Кузнецов приступил в содружестве с рядом своих учеников к созданию крупного коллективного труда о флоре Кавказа («Flora Caucasica critica») – первого опыта коллективного составления русской флоры. Труд этот, к сожалению, остался неоконченным, вышло в свет 45 его выпусков. Он отличается: целеустремленностью своей задачи – быть базой для дальнейших выводов о происхождении и истории флоры Кавказа в целом и отдельных его частей; обилием данных по географическому распределению видов растений; и по их истории, приуроченности к определенным высотным поясам и т. д. Лично Кузнецов обработал для «Критической флоры Кавказа» ряд семейств растений: горечавковые, грушанковые, вересковые, первоцветные, свинчатковые, бурачниковые и др.

На основе многократных личных поездок по Кавказу, анализа ботанико-географической и флористической литературы и упомянутой выше «Критической флоры Кавказа» Кузнецов написал свою особенно талантливую работу – «Принципы деления Кавказа на ботанико-географические провинции» (1909). Эта работа исключительно важна как для ботаников, так и для географов. В ней Кузнецовым рассмотрено деление Кавказа на физико-географические и ботанико-географические области, предложенное его предшественниками, дана критика этих ранее выделенных географических единиц, приведен яркий очерк истории флоры и растительности Кавказа, начиная с третичного времени, выяснены взаимоотношения лесной и ксерофитной растительности, дано описание степей и альпийской растительности страны.

Свое деление Кавказа на новые ботанико-географические провинции Кузнецов построил с учетом значения орографии и геологического строения. В результате им было выделено 19 таких провинций; из них к альпийской области Кузнецов относил пять провинций, к лесной – девять, к степной – три и к области нагорных ксерофитов – две. К центрам максимального современного развития третичных лесов Кузнецов относил леса Понтийской или Колхидской провинции и леса Ленкоранской провинции (Талыша), центрами же максимального современного развития реликтовых лесов Кузнецов считал провинции: Крымско-Новороссийскую, Закубанского края, Терскую, Дагестано-Кубанскую, Иберийскую, Сомхето-Карабахскую, а центрами распространения нагорно-ксерофитной растительности – внутренний Дагестан и Нагорную Армению. Все вновь выделенные Кузнецовым ботанико-географические провинции Кавказа и их генетические взаимоотношения представлены на картах, приложенных к его труду.

За долголетние труды по ботанической географии Кавказа Русское географическое общество присудило Кузнецову золотую медаль имени П. П. Семенова-Тян-Шанского.

Вслед за опытом деления Кавказа на ботанико-географические провинции Кузнецов создал новое ботанико-географическое деление Сибири, построенное также с учетом значения рельефа и геологического строения. Однако, так как сам Кузнецов лично в Сибири не бывал и не исследовал ее растительность и флору, деление это предложено им на основе анализа литературного материала и вызвало тогда ряд возражений.

В 1911 г. Новороссийским [Одесским] университетом Кузнецову по совокупности трудов была присуждена ученая степень доктора ботаники, а еще ранее (1904 г.) Кузнецов был избран в члены-корреспонденты Академии наук.

В Юрьеве с 1900 г. Кузнецов издавал научный журнал «Труды Ботанического сада Юрьевского университета», который выходил до 1914 г. включительно. Затем Кузнецов продолжал (1915-1917) издание своего журнала под новым названием «Вестник русской флоры». Оба названных журнала объединили как профессиональных ученых, так и любителей. В них печаталось много ценных оригинальных статей, в том числе по ботанической географии различных частей нашей родины, имелся прекрасно поставленный отдел рефератов и рецензий, интересная хроника и др.

Следующий период жизни Кузнецова может быть назван «крымским». Уйдя из Юрьевского университета, Кузнецов в 1915-1918 гг. был консультантом Министерства земледелия и директором Никитского ботанического сада, который он реорганизовал в крупное научное учреждение (основал гербарий, усилил научно-прикладной характер работ Сада, заложив большие культуры лекарственных и технических растений, издал популярный путеводитель по ботаническому или акклиматизационному участку Никитского сада – «В волшебном саду» (Ялта, 1916 и др.). В Крыму Кузнецов был одним из основателей Таврического (Крымского) университета, в котором занял кафедру ботаники.

С 1921 г. начинается последний – «ленинградский» период деятельности Кузнецова. Переехав в Петроград, Кузнецов до конца жизни состоял профессором Географического института (впоследствии географического факультета Ленинградского университета), заместителем директора Географо-экономического научно-исследовательского института и одновременно, с 1922 г. – заведующим организованного самим Кузнецовым геоботанического отдела Главного ботанического сада [Ботанического института имени В. Л. Комарова Академии наук СССР]. Кроме того, Кузнецов состоял членом-специалистом Ученого сельскохозяйственного комитета.

После Октябрьской революции Кузнецов в уже упомянутом геоботаническом отделе Главного ботанического сада СССР в Ленинграде предпринял огромный труд составления геоботанической карты Европейской части СССР. Каждый лист карты сопровождался листом-накладкой (плюром), на котором были приведены границы распространения главнейших, типичных для территории листа карты древесных пород и некоторых травянистых растений. Кроме того, каждый лист карты, по мысли составителя, должен был сопровождаться краткой пояснительной запиской. При жизни Кузнецова вышло восемь листов этой карты (из них четыре были составлены лично Кузнецовым), высоко оцененных наукой.

Интересно отметить, что в многочисленных своих работах Кузнецов настойчиво проводил мысль о значительно большей облесенности Южной и Средней России до поселения там человека и о необходимости государственного искусственного лесоразведения и других мероприятий в целях ограждения нашей житницы – степного юга от неурожаев. Вот что, например, писал Кузнецов в 1898 г.:

«Средняя и Южная Россия во времена поселения человека в России были гораздо лесистее, чем теперь; вот моя основная мысль, принятие которой весьма важно и с точки зрения теоретической и с точки зрения практической. Ибо уничтожение лесов и других форм естественного растительного покрова страны, по моему глубокому убеждению, является главнейшей причиной крайне неправильного состояния водного хозяйства нашего отечества, последствием чего и являются неурожаи, голод, сыпучие пески, иссушающие ветры, пыльные бураны и прочие бедствия, столь вредно отзывающиеся на хозяйстве нашего плодородного юга. Значительное облесение средних черноземных губерний (Орловской, Тульской, Рязанской и др.), охранение болот в лесных губерниях Средней России и частичное облесение и восстановление степей в южной полосе России, где участки черноземных пашен правильно сменялись бы участками пастбищных степей и полосами степных лесов, с преобладающим направлением с севера на юг, или северо-востока на юго-запад (для борьбы с вредными суховеями юго-восточного направления) – вот те главные мероприятия, которых с нетерпением ожидает наш степной юг – эта житница всей Европы, которая, однако, в последнее время все более и более страдает от засухи и прочих невзгод... Указываемые мероприятия неизбежно и неминуемо необходимы. Каждый год промедления отзовется со временем бедствиями на целые десятки лет и хотя указанные мероприятия будут стоить России огромных затрат, но затрат этих опасаться нельзя. Каждый миллион, затраченный на это важное дело, избавит, со временем, наше отечество от тысячемиллионных убытков, и каждый сэкономленный миллион отзовется со временем бедствиями неисчислимыми и экономическими и финансовыми...»

Очень велика роль Кузнецова как педагога. Интересные и содержательные лекции, которые Кузнецов читал как профессор в Юрьевском, Таврическом, Ленинградском университетах и Географическом институте в Ленинграде, способствовали воспитанию многочисленных высококвалифицированных кадров отечественных натуралистов и географов, прекрасно знакомых с методами полевой и камеральной работы. Большую роль в этом отношении сыграли также и написанные Кузнецовым учебники и пособия, например: «Введение в систематику цветковых растений» (два издания: 1914 и 1936), «Основы ботаники» (два издания: 1914, 1915 и изд. 3, т. 1 – 1919), «Ботанические экскурсии» (два издания: 1920 и 1923), «Курс географии растений, ч. 1. Растительность земного шара в историческом развитии со времен мелового периода» (1920), «Ботанико-географический атлас земного шара» (вып. 1 – 1922, вып. 2-3 – 1923), статья «Фитогеография» в энциклопедическом словаре Граната и др.

В течение многих лет Кузнецов давал обзоры работ по фитогеографии России, в которых критически сводил воедино всю литературу по ботанической географии и флористике, вышедшую в нашем отечестве за определенный период времени. Эти полезные обзоры защищали приоритет отечественной науки, указывали на ее постепенный рост и значимость и также весьма способствовали расцвету русской ботанико-географической мысли.

В литературном наследстве Кузнецова следует также отметить многочисленные яркие очерки о научной деятельности и жизни ряда выдающихся русских географов и ботаников – учителей, сверстников и учеников Кузнецова (например, А. Н. Бекетова, С. И. Коржинского, П. П. Семенова-Тян-Шанского, Г. И. Радде, И. П. Бородина, А. Н. Краснова, Г. И. Танфильева и др.). Кузнецов принимал энергичное участие в деятельности многих научных обществ России: Русского географического общества (он был помощником секретаря Общества), Петербургского общества естествоиспытателей, Общества естествоиспытателей при Юрьевском университете (секретарь, председатель), Русского ботанического общества и др.

Кузнецов был также деятельным пропагандистом охраны природы в России.

Скончался Кузнецов в Ленинграде 22 мая 1932 г.

 

Список литературы

  1. Липшиц С. Ю. Николай Иванович Кузнецов / С. Ю. Липшиц // Отечественные физико-географы и путешественники. – Москва : Государственное учебно-педагогическое изд-во мин-ва просвещения РСФСР, 1959. – С. 713-720.