Гумбольдт А.

Гумбольдт Александр Фридрих Вильгельм

(14 сентября 1769 – 6 мая 1859)

Немецкий естествоиспытатель и путешественник, один из основоположников современной географии растений, геофизики, гидрографии. Член Берлинской АН (с 1800). А. Гумбольдт родился в семье небогатого прусского дворянина. В 1787-91 гг. слушал лекции в университетах во Франкфурте-на-Одере, в Берлине, Гёттингене, занимался во Фрейбергской горной академии. В 1790 г. путешествовал по Бельгии, Голландии, Англии и Франции. С 1792 г. А. Гумбольдт – асессор Горного департамента в Берлине, а в 1797 г. – обер-бергмейстер Байрёйтского и Ансбахского горных округов. Первая научная работа А. Гумбольдта «Минералогические наблюдения над некоторыми рейнскими базальтами» вышла в 1790 г.. В 1793 г. он опубликовал фитопалеонтологическое исследование «Подземная флора Фрейберга», в 1799 г.  – «О подземных газах», в 1797-99 г. – двухтомный труд о своих опытах по гальванизму. Получив наследство, в 1797 г. Гумбольдт оставил службу.

В 1798 г. вместе с французским ботаником Э. Бонпланом посетил Испанию, а в 1799 г. – Америку, гдe они провели около 5 лет, путешествовали по Венесуэле, Колумбии, Чили, Перу, Бразилии, посетили Кубу, Мексику и Соединенные Штаты. А. Гумбольдт исследовал природу этих стран. Методика его исследований стала примером для многих последующих экспедиций. Вернувшись в Европу, А. Гумбольдт провел более 20 лет в Париже, обрабатывая вместе с французскими учёными результаты своих исследований, которые были обобщены в незаконченном 30-томном труде «Путешествие по тропическим областям Нового света, совершённое в 1799-1804» (1807-34). Сюда вошли описание флоры, астрономические наблюдения, тригонометрические измерения, наблюдения по зоологии и сравнительной анатомии, карта и политический очерк вице-королевства Новой Испании (испанские владения в Северной Америке до начала 19 в.), а также описание путешествия. В 1807 г. А. Гумбольдт выпустил одно из наиболее популярных своих сочинений – «Картины природы» (русский перевод 1853), куда входит раздел «Мысли о физиономии растений», явившийся одной из первых работ по географии растений. В 1827 г. Гумбольдт переселился в Берлин и читал в университете курс лекций по физической географии, который лёг впоследствии в основу его труда «Космос». В 1829 г. А. Гумбольдт совершил вместе с С. Эренбергом и Г. Розе путешествие по России – через Средний Урал на Алтай до китайской границы. На обратном пути он обследовал Каспийское море. Экспедиция исследовала уральское месторождение платины. Гумбольдт высказал мысль о возможности нахождения алмазов на Урале, что впоследствии было подтверждено. Опроверг мнение о существовании слитного высокогорного плато в центре Азии, так называемой «колыбели народов». Материалы экспедиции были опубликованы в ряде статей А. Гумбольдт, в его книге «Фрагменты по геологии и климатологии Азии» (2 тт., 1831), в описании путешествия, составленном Розе (2 тт., 1837–42). Завершением этой серии сочинений явился труд Гумбольдта «Центральная Азия» (3 тт., 1843).

Возвратившись в Берлин, А. Гумбольдт в течение ряда лет вместе с К. Ф. Гауссом занимался организацией магнитных обсерваторий, послуживших основой для создания метеорологической сети в Германии. Одновременно А. Гумбольдт начал работу над книгой «Космос», которую считал основным делом своей жизни. По мысли автора, этот грандиозный труд должен был соединить в себе все имевшиеся в то время знания о Вселенной и Земле. Эта цель, однако, не была достигнута, так как составление книги затянулось на десятки лет, во время которых наука успела вступить в новую фазу развития в связи с крупными достижениями естествознания (установление закона сохранения и превращения энергии и др.). Смерть застала А. Гумбольдта, когда он работал ещё над 5-м томом своего «Космоса». При жизни А. Гумбольдта его работа вызвала огромный интерес и была переведена на многие языки.
А. Гумбольдту принадлежит заслуга в создании географии как научного страноведения и общих основ физической географии как науки. Он рассматривал каждое явление в его видоизменениях в различных частях земного шара. Особое внимание А. Гумбольдт обращал на климатические явления и связь их с распределением и внешними формами растительности. Работы А. Гумбольдта в этой области сыграли большую роль в развитии географии растений «География растений», 1936).

А. Гумбольдт дал характеристику климатов при помощи вычисления средних цифр метеорологических элементов. Разработал метод нанесения на карту приведенных к уровню моря средних температур в виде изотермических линий и составил такую карту для Северного полушария. Дал подробную характеристику континентального и приморского климатов, установил климатические различия между западными и восточными окраинами континентов. Гумбольдт обосновал идею горизонтальных растительных зон на равнинах и высотных зон – в горах. Кроме того, он разработал вопросы географического распространения магнитных явлений, вычислил средние высоты материков и ввел в употребление гипсометрические профили. Совместно с Л. Бухом приступил к научному исследованию вулканов и землетрясений. При изучении горных стран Г. Гумбольдт первым применил метод топографических профилей, широко используемый ныне при построении геологических разрезов. Гумбольдт был выдающимся популяризатором научных знаний: путем общедоступных лекций и сочинений он пытался сделать науку общим, достоянием широких масс. Он был связан дружбой и научными интересами со многими учеными и писателями: В. Гёте, Ф. Шиллером, П. Лапласом,. Ф. Араго, К. Гауссом, Л. Бухом и др. Поддерживал связи с русскими учёными: Д. М. Перевощиковым, А. X. Чеботаревым и др. Был почетным членом Русского Географического общества.
Именем Гумбольдта названы: горы в Центральной Азии, Австралии, Новой Зеландии, озеро и река в США, ледник в Гренландии, холодное течение у берегов Перу, ряд растений, минерал (гумбольдтит), кратер на Луне. Имя его брата – известного филолога Вильгельма Гумбольдта – носит Берлинский университет.


Гумбольдт Александр, барон фон, немецкий естествоиспытатель-энциклопедист, родился в Берлине 14 сентября 1769 г., умер там же 6 мая 1859 г. Пионер научного исследования Земли. Гумбольдт был связан со всеми светилами науки своего времени. В 1789-1790 гг. он учился в Геттингенском университете, а в 1790 г. в возрасте двадцати лет сопровождал Георга Форстера в его поездке через Бельгию, Голландию, Англию и Францию. Форстер познакомил его в некоторой мере с наблюдениями природы, которые приобрели решающее значение для всей жизни Гумбольдта. В дальнейшем он обучался в Торговой академии в Гамбурге, затем во Фрейбурге был учеником выдающегося геолога А. Г. Вернера, а в 1792-1797 гг. стал обер-бергмейстером в тогдашнем прусском Ансбах-Байрейте во Франконии. После смерти матери он получил необходимые средства для более крупных путешествий. С французским ботаником Эме Бонпланом Гумбольдт проделал путь от Парижа до Тенерифа (1799 г.), где оба исследователя поднялись на пик Тенериф и провели на острове многочисленные наблюдения. 16 июля 1799 г. они вступили на землю испанской Южной Америки у Куманы в Венесуэле, которая до тех пор была строго закрыта для неиспанцев. Исследовательская поездка через эту страну привела обоих ученых от Каракаса на юг и по льяносам к Ориноко, по которой они проплыли вплоть до ответвления Касикьяре; от испанского пограничного форта Сан-Карлос на Риу-Негру они возвратились к Ориноко и в Куману. В ноябре 1800 г. Гумбольдт и Бонплан отправились в Гавану на Кубе, несколько месяцев путешествовали по острову и в марте 1801 г. отплыли в Картахену (Колумбия). По р. Магдалене прошли вглубь до Хонды и направились оттуда в Боготу, а в сентябре 1801 г. – в Кито в нынешнем Эквадоре. Много времени Гумбольдт посвятил изучению вулканов в приэкваториальных Андах и 23 июня 1802 г. поднялся на вулкан Чимборасо до высоты 5881 м. Хотя он не добрался до вершины 6272 м, однако достиг самой большой высоты, какой достигал до тех пор исследователь. В июле Гумбольдт и Бонплан направились от Кито к южноамериканскому западному побережью в Перу, в марте 1803 г. после утомительного плавания высадились в тихоокеанском порту Мексики Акапулько и в апреле достигли столицы Мексики. Оттуда примерно за год они обошли провинции Мексики, где Гумбольдт продолжал изучать вулканы, в том числе Попокатепетль. Затем из Вера-Круса снова направился в Гавану (март 1804 г.) и далее в североамериканские города, Филадельфию и Вашингтон. 3 августа 1804 г. Гумбольдт и Бонплан после пятилетнего отсутствия вернулись в Европу.

В результате этих путешествий Гумбольдт не только положил начало научному исследованию Южной Америки, но и наметил новые пути для целей и методов научного исследования в области географии и естественных наук вообще. Ближайшими предшественниками Гумбольдта были в этом отношении оба Форстера, но лишь Гумбольдт смог от наблюдения деталей перейти к обозрению целого. Почти все отрасли естествознания благодаря ему были обогащены и углублены; в области географии он стал создателем новых областей науки, таких, как вулканология, учение о земном магнетизме и география растений. Впервые широко применив незадолго перед этим изобретенный барометрический способ измерения высот, он знакомился с высотами и понижениями местностей и разграничивал равнины и горы. При этом он выяснил также разнообразие проявлений жизни, различия растительного и животного мира, климата и человеческих связей. Хотя Гумбольдт и не открыл новых земель, все же благодаря новому способу рассмотрения, благодаря наблюдениям и сравнениям он открыл новые миры. В Европу он привез богатые коллекции, из которых одна ботаническая содержала 6 тыс. экземпляров, в том числе 3 тыс. неизвестных до тех пор.

Второе путешествие Гумбольдт предпринял в 1829 г., то есть через 30 лет. Он отправился по инициативе царя Николая I в Западную и юго-западную Сибирь, проехав из Петербурга через Новгород, Москву, Нижний Новгород и Пермь на Урал и в степные районы Тобольска и Барнаула, далее на Алтай, в Джунгарию и Киргизские степи. Обратный путь пролегал от Омска через Златоуст, Орск и Оренбург на Самару, оттуда вниз по Волге до ее устья, затем назад до Царицына (ныне Волгоград) и далее через Воронеж и Тулу в Москву. Это путешествие также привело к важным выводам, например, что Западная Сибирь является низменностью.

Гумбольдт описал свое первое путешествие в обширном труде «Путешествие в равноденственные области Нового Света в 1799-1804 гг.» в шести частях, который появился в 1805-1829 гг. в 20 книгах in folio и 10 книгах in 4°. В этом издании принимали участие известнейшие специалисты, лучшие художники, чертежники и граверы по меди своего времени (в рус. пер. в трех томах; изданы: т. I. М., 1963, и т. 2. М., 1964).

Результаты русского путешествия излагаются в работе Гумбольдта, Эренберга и Розе «Минералогическое и геогностическое путешествие по Уралу, Алтаю и к Каспийскому морю», 2 т., 1837-1842), а также в гумбольдтовских «Фрагментах геологии и климатологии Азии», 2 т., 1832, и в труде «Центральная Азия» (1843, в трех томах; в рус. пер. т. I. М., 1915). Кроме того, следует назвать гумбольдтовские «Картины природы» (1808; позднее неоднократно переиздавались, в рус. пер. М., 1959). Они принадлежат к прекраснейшим старинным изображениям ландшафтов. Главное произведение Гумбольдта – «Космос, опыт физического мироописания», 5 т., 1845-1862. Оно обобщило все естественнонаучные знания времени в духе немецкой классики, раньше чем все большее углубление специализации исследований сделало невозможным классический идеал гармонического обозрения целого одним человеком. Написанный в прекрасной популярной форме, этот труд одного из последних универсальных ученых наряду со многим другим дает ценный научно-исторический обзор постепенного развития географии и естествознания. Полный «Библиографический обзор произведений Гумбольдта, сочинений и отдельных статей» дал И. Левенберг во 2-м томе труда Брунса «Александр фон Гумбольдт, научная биография», 3 т., 1872. Избранные произведения появились в пяти томах (1874 г.).

Глубоко гуманистические убеждения Гумбольдта обнаруживаются прежде всего там, где он рассматривает отношения природы и общества. Гумбольдт страстно выступал за права угнетенных и отвергал положение о том, что человечество состоит из высших и низших, предназначенных для подчинения, человеческих рас. В испанских колониях он устно и письменно выступал на стороне освободительного движения. О том, что он приобрел наивысшее уважение именно в латиноамериканских странах, свидетельствует большое количество памятников, которые там поставили Гумбольдту – поборнику свободы и независимости. Его «Опыт о политическом положении королевства Новой Испании», 1809-1814, исследование хозяйственных и политических отношений Мексики, может расцениваться как первое политико-экономико-географическое описание.

Во всех своих трудах Гумбольдт одинаково велик; как в описании частностей, так и в выводе общих законов он оставался художником, для которого главное – соединить увиденное в природе в одну картину единственной в своем роде наглядности и красоты. В этом он был образцом, с которого старались брать пример последующие ученые-путешественники и исследователи и которого, однако, лишь немногие могли достигнуть.

 

Список литературы

  1. Биографический словарь деятелей естествознания и техники. Т. 1. – Москва: Гос. научное изд-во «Большая советская энциклопедия», 1958. – 548 с.
  2. 300 путешественников и исследователей. Биографический словарь. – Москва : Мысль, 1966. – 271 с.

Александр Гумбольдт родился в прусской аристократической семье. Его отец, офицер прусской армии, умер, когда Александру было всего десять лет. Александр и его старший брат Вильгельм воспитывались матерью. О ней писали как об «очень отчужденной и замкнутой женщине, которая дала образование своим сыновьям, но обделила их близостью и теплом. От сыновей требовалось лишь уважение и подчинение» (Kellner, 1963: 6). Александр невзлюбил холодную, напряженную атмосферу родительского дома, и привязанность, глубокую и любвеобильную, он перенес на своего брата, а впоследствии на его детей. Сам он так и не женился.

 

Вначале братьев обучали гувернеры, давшие им солидные знания в классических языках и математике. Александр мало интересовался наукой и думал посвятить себя военной карьере. Но это вызвало возражения со стороны его матери, которая настаивала на том, чтобы он изучал экономику, дабы приготовить себя к гражданской службе. Однако целый ряд обстоятельств, не связанных с его учебой, а также его ненасытная любознательность к самым разнообразным вопросам привели его к научной деятельности. В Берлине домашний учитель-математик ввел его в кружок либералов и интеллектуалов, которые собирались в доме философа Мозеса Мендельсона (деда композитора Феликса Мендельсона), еврея по национальности. Здесь евреи и неевреи обсуждали вопросы, касающиеся социального неравенства в аристократическом обществе, и предлагали разные способы противодействия этому. Познакомился Александр и с естествоиспытателем Маркусом Герцем, учеником Иммануила Канта; он организовал ряд лекций на научные темы, сопровождавшихся демонстрацией научных экспериментов.

К моменту, когда Александр готовился поступать в университет, в нем уже пробудился интерес к различным сторонам мира природы. После краткого пребывания в университете во Франкфурте-на-Одере он возвратился в Берлин, чтобы прослушать курс по делопроизводству, на чем настаивала его мать. В это же время он углубляет свои познания в греческом языке и даже начинает изучать ботанику. В 1789 г. Гумбольдт поступил в Гёттингенский университет, где изучал естествознание, филологию и археологию. Тут следовало бы напомнить, что в конце XVIII столетия изучение какого-либо предмета состояло в прослушивании курса лекций, в котором ученый должен был изложить своим студентам полный объем сведений, накопленных к тому времени.

В Гёттингене Александр познакомился с Георгом Форстером, возвратившимся из кругосветного плавания в составе экспедиции капитана Кука. Форстер вдохновил Гумбольдта на изучение ботаники. В 1790 г. оба они отправились в путешествие вниз по Рейну до Нидерландов, а затем на корабле в Англию. Отметим, что во время этого путешествия Гумбольдт проявил интерес и обнаружил способность тщательно изучать такие разные вещи, как, например, изменение цен на шерсть или влияние способа обработки земли на урожайность. Ему сопутствовала удача и в постановке вопросов о природе Земли и ее использовании человеком, и в поиске ответов на эти вопросы. Впоследствии Гумбольдт говорил, что его интерес к географии возник в результате знакомства с Георгом Форстером.

Затем Гумбольдт решил поступить в Горную академию во Фрайберге (Саксония), где преподавал знаменитый ученый А. Г. Вернер. Вернер был автором получившей широкое признание гипотезы, утверждавшей, что все горные породы Земли образовались путем осаждения в воде, наслаиваясь друг на друга. Гумбольдт прослушал лекции по физике и естествознанию, химии, геологии и горному делу. В 1792 г. он был назначен на административную должность: вначале инспектором, а позднее директором горных копей во Франконии. Но его пытливый ум формулировал все новые и новые вопросы, касающиеся почти всего, что оказывалось в сфере его внимания. Он изучал влияние различных горных пород на магнитное склонение. А под землей, в шахтах, экспериментировал с обнаруженными им там растениями. Результаты всех этих исследований были изложены в его первой научной статье, опубликованной в 1793 г. (Humboldt, 1793). Он также создал школу горного дела для шахтеров и разными способами старался улучшить условия их жизни. Услышав об опытах итальянского ученого Луиджи Гальвани, связанных с изучением электрической и химической стимуляции мышц животных, Гумбольдт сам осуществил несколько экспериментов, почти решив задачу создания электрической батареи. Казалось, нет границ его любознательности. Хотелось ему и путешествовать, побывать в различных частях земного шара. Он посетил Баварию, Австрию, Швейцарию и Италию; во время этой поездки ему удалось изучить структуру альпийских горных пород и проверить некоторые идеи швейцарского ученого Ораса Бенедикта де Соссюра, который считал, что глубокие альпийские долины были прорезаны бурными водными потоками, образовавшимися при «отступлении» вод Всемирного потопа.

В 1796 г. со смертью матери Гумбольдт стал обладателем небольшого состояния. Его часть фамильного наследства представляла собой поместье на восточном берегу Одера, известное под названием Рингенвальд. Доходы от этого поместья освободили Гумбольдта от необходимости зарабатывать себе на жизнь. Они же позволили ему совершить путешествие в Америку и оплатить дорогостоящую публикацию многочисленных отчетов об этом путешествии. В 1797 г. он отказался от должности и начал готовиться к путешествию.

Подготовка Гумбольдта к проведению полевых исследований была единственной в своем роде. В Париже он запасся огромным количеством самых разнообразных инструментов и обучался пользованию ими:

«Он раздобыл через Рамсдена восьмидюймовый секстант Гадлея с серебряным лимбом, градуированным на двухсекундные интервалы, и портативный двухдюймовый секстант Трутона, который Гумбольдт называл своим карманным секстантом. Он отличался большой точностью и был очень удобен при наблюдениях в трудных условиях. Свои барометры и термометры Гумбольдт перед отплытием тщательно выверил по инструментам Парижской обсерватории. Долготу он определял при помощи телескопа Доллонда и хронометра Берту, предварительно тщательно определив их возможную ошибку; для измерений атмосферного электричества пользовался тремя различного вида электрометрами. Он также приобрел плотномер Доллонда для морской воды, аудиометр для анализа атмосферных газов, лейденскую банку, необходимую химическую и стеклянную посуду. У него был и цианометр Соссюра для определения прозрачности атмосферы путем сопоставления цвета неба со шкалой голубых оттенков и одновременно учета влажности при помощи гигрометра. Для магнитных измерений был взят магнитометр Борда – инструмент весьма неудобный и громоздкий» (Kellner, 1963: 62).

Прежде чем покинуть Париж, Гумбольдт получил наставления от Пьера Симона Лапласа, как пользоваться барометром-анероидом для определения высоты над уровнем моря. Некоторые из экспедиций, в которых Гумбольдт собирался участвовать, не состоялись из-за ряда неблагоприятных обстоятельств. Одна из них – экспедиция в Египет – была отложена, так как эту страну в то время оккупировал Наполеон. Другая – плавание в Тихий океан, по следам капитана Кука. В 1798 г. Гумбольдт и французский ботаник Эме Бонплан решили направиться в Марсель, чтобы оттуда доплыть до Алжира; далее они намеревались попасть в Египет, избрав сухопутный маршрут. К несчастью или, мы могли бы сказать, к счастью, эти планы также не осуществились из-за того, что корабль, на котором они должны были плыть, затонул у берегов Португалии, не дойдя до Марселя. Тогда Гумбольдт и Бонплан рассудили, что могли бы с большим успехом начать путешествие из испанского порта; с этой целью они отправились в Мадрид, где утверждались все подобные предприятия. По пути в Мадрид Гумбольдт вел круглосуточные наблюдения за температурой и высотой местности над уровнем моря, впервые точно определив высоту испанской Месеты.

Принадлежность Гумбольдта к прусской аристократии открыла ему доступ в аристократическое общество Мадрида. Он произвел хорошее впечатление на премьер-министра Испании, который разрешил ему посетить испанские колонии в Америке; такое разрешение было получено впервые для европейцев неиспанского происхождения со времен экспедиции Ш. М. де ла Кондамина, занимавшейся измерением дуги меридиана у экватора в 1735 г. Гумбольдт и Бонплан отплыли в июне 1799 г.

 

Путешествие Гумбольдта по Америке

Путешествие Гумбольдта «в равноденственные районы нового континента» началось в Кумане (Венесуэла). Вначале оба исследователя добрались до Каракаса, занявшись изучением этой давно колонизованной части страны. Одним из первых обследованных ими мест была котловина Валенсия, в центре которой располагалось озеро того же названия. Эта местность находилась юго-западнее столицы, приблизительно в 50 милях от нее. Гумбольдт обратил внимание на то, что некогда озеро было намного глубже и имело сток в один из притоков реки Ориноко; но в 1799 г. этот сток отсутствовал. На почвах, бывших ранее дном озера, теперь выращивали сельскохозяйственные культуры. Почему произошло это событие? Связь между сведением лесов и усыханием рек была подмечена Бюффоном и другими авторами, но Гумбольдту первому удалось проверить теорию непосредственно наблюдаемыми фактами во вполне определенном месте Земли. Посмотрим, что он написал об озере Валенсия:

«Вырубка деревьев на склонах гор в любом климате ведет к двум губительным последствиям, которые сказываются на грядущих поколениях: нехватке топлива и недостатку воды. Деревья, произрастающие в условиях с постоянно холодным и влажным воздухом, обеспечивают через свою листву испарение воды и поступление водяного пара в безоблачную атмосферу. Они способствуют рождению родников, но не притяжением к себе водяного пара из воздуха, как считали долгое время, а потому, что они затеняют почву, защищая ее тем самым от прямого воздействия солнечной радиации, и таким образом уменьшают испарение дождевой воды. Когда же леса вырубаются, как это происходит повсюду в Америке, где орудуют европейские плантаторы, расход воды в источниках уменьшается или же они полностью высыхают. Речные русла, остающиеся сухими часть года, превращаются в буйствующие потоки после сильных ливневых дождей в горах. На склонах холмов вместе с подлеском исчезает торфяная и моховая подстилка; дождевые воды обрушиваются вниз, не встречая более никаких препятствий на своем пути. Вместо того чтобы медленно повышать уровень рек постепенной инфильтрацией (через почву), они яростно врезываются в землю, увлекая в своем течении разрыхленную почву и производя те внезапные наводнения, которые опустошают страну. Из этого следует, что уничтожение лесов, иссыхание родников и появление бурных водных потоков – тесно связанные явления» (Humboldt, 1814–25, Williams translation, 1825: 4–143).

В котловине Валенсия Гумбольдт собственными глазами увидел, что на месте прежнего сплошного массива тропического леса, целиком уничтоженного, были созданы плантации сельскохозяйственных культур. Озеро Валенсия стало известным примером того, как подтверждается концепция, сформулированная жившими ранее учеными, не имевшими тщательно проработанных непосредственных наблюдений, чтобы обосновать ее. Любопытно, но и в это время представление о лесах как аккумуляторах осадков, притягивающих их к себе, все еще процветало.

В 1800 г. Гумбольдт и Бонплан осуществили то, что можно расценивать как одно из величайших предприятий в непрерывном и настойчивом стремлении людей к расширению своего географического горизонта. Они нанесли на карту около 1725 миль реки Ориноко в той части ее течения, которая почти целиком скрыта в необитаемых тропических лесах. В утлых лодчонках и каноэ они продвигались на веслах против течения от устья притока Ориноко реки Апуре. Многими годами раньше ла Кондамин сообщил о рассказе миссионера-иезуита Мануэля Рамона, который утверждал, что в своем верхнем течении Ориноко распадается на две протоки, одна из которых, Касикьяре, достигает истоков Рио-Негро и Амазонки. Однако Филипп Бюаш, руководствуясь своей теорией о непрерывности горных цепей при вычерчивании карт и составлении отчетов, отверг сообщение ла Кондамина. На водоразделе Ориноко и Амазонки он поместил горные хребты. Гумбольдт произвел в 1800 г. топографическую съемку реки Касикьяре и подтвердил сообщение Рамона о бифуркации Ориноко. Современные геоморфологи рассматривают это как пример совершающегося в наши дни процесса речного перехвата, который через длительный промежуток времени приведет к тому, что верхнее течение Ориноко станет частью бассейна Амазонки. Река Ориноко, следовательно, будет обезглавлена.

Путешествие вверх по Ориноко и вдоль Касикьяре сопровождалось трудностями и лишениями. Путешественники питались в основном бананами и рыбой; их постоянно преследовали тучи москитов, муравьи и другие насекомые, не говоря о ядовитых змеях, рыбах-людоедах и крокодилах. Почти все болели лихорадкой, но Гумбольдт, казалось, был ко всему невосприимчив и полон энергии, готовый отправиться в любое путешествие, чтобы провести необходимые наблюдения. Пользуясь инструментами, он сумел точно установить широту различных пунктов и близкую к истинной долготу. Он собрал тысячи образцов растений и горных пород, которые затем были доставлены на Кубу через Каракас. Среди собранных им видов растений были и те, из которых извлекался ядовитый сок кураре. Впервые об этом яде упомянул Уолтер Рэли, но первым привез в Европу его образчик Гумбольдт. В ноябре 1800 г. оба путешественника возвратились в Куману и отплыли на Кубу.

В 1801 г. Гумбольдт и Бонплан прибыли в колумбийский порт Картахену и оттуда начали свое путешествие в Анды Колумбии, Эквадора и Перу. Впервые определяя высоты при помощи барометра-анероида, измеряя действительную температуру воздуха термометрами и точно устанавливая географическое положение каждого из мест наблюдения в градусах широты и долготы, Гумбольдт сумел дать первое научное описание, содержащее сведения о высотах местности над уровнем моря, о температурах воздуха, растительном покрове и видах сельскохозяйственной деятельности в горах тропического пояса. Его описание высотной поясности северных Анд считается классическим. Им также были обследованы многочисленные вулканы Эквадора; снова и снова спускался он в кратеры действующих вулканов, чтобы взять пробы выделяющихся из недр земли газов. Непосредственно наблюдая горные породы Анд, Гумбольдт пришел к выводу, что гипотеза А. Г. Вернера, объясняющая происхождение пород земной коры, была ошибочной и что граниты, гнейсы и прочие кристаллические породы имели вулканическое происхождение.

Гумбольдт поднимался на большинство вулканов Эквадора. Со времени экспедиции ла Кондамина считалось, что Чимборасо – самая высокая в мире горная вершина. 9 июня 1802 г. Гумбольдт и Бонплан совершили на нее восхождение, достигнув высоты 19286 футов. Это была наибольшая из покоренных до сих пор высот. В течение двадцати девяти лет этот рекорд не был превзойден, и лишь в 1831 г. Жозеф Буссенго, протеже Гумбольдта, поднялся по склонам той же горы до 19698 футов [5981 м] (а покорена была эта вершина высотой в 20561 фут, или 6272 м, английским альпинистом Эдвардом Уимпером в 1880 г.). В высокогорьях Гумбольдт наблюдал и отметил особенности влияния высоты на человеческий организм, описав симптомы горной болезни, по местному сороче (soroche). Характерное для нее чувство недомогания он объяснял разреженностью воздуха и понижением атмосферного давления (теперь известно, что это связано с недостатком кислорода).

Наконец Гумбольдт и Бонплан прибыли в Лиму. Здесь Гумбольдту посчастливилось наблюдать прохождение Меркурия по диску Солнца. Это позволило ему точно определить долготу Лимы и выверить свой хронометр, который оказался безупречным. На перуанском побережье Гумбольдт изучал химические свойства гуано – скоплений птичьего помета. Образцы гуано он привез с собой в Европу, чем положил начало его экспорту в качестве удобрения. Во время морского перехода из Кальяо в Перу до Гуаякиля в Эквадоре Гумбольдт измерял температуру морской воды и впервые описал особенности перемещения океанических вод, в том числе подъем холодных вод к поверхности, так называемый апвеллинг. Обнаруженное им течение он назвал Перуанским и всю жизнь был против того, чтобы его называли течением Гумбольдта, так как, по его словам, он не открыл его, а только измерил температуру и скорость перемещения вод. Современные океанологи сошлись на том, чтобы всем течениям давались названия, определяющие их географическое местонахождение, и поэтому оно сейчас официально известно как Перуанское.

В марте 1803 г. Гумбольдт и Бонплан приплыли из Гуаякиля в мексиканский порт Акапулько. Вице-королевство Новая Испания, как тогда называлась Мексика, было в те годы в зените своего расцвета, обусловленного смягчением торговых ограничений, притоком новых капиталов в горнодобывающие отрасли промышленности и тем, что управляла страной группа необычайно одаренных политических деятелей и руководителей из числа духовенства. В 1794 г. в Новой Испании была впервые среди стран Латинской Америки проведена перепись населения. Гумбольдт, воспользовавшись помощью приходских священников в получении данных этой переписи, вычислил примерную численность населения на 1803 год. Он к тому же располагал большим статистическим материалом о производстве товаров и торговле. Путешествуя по стране, он по-прежнему поднимался на вершины гор, измерял их высоты, определял широты и долготы и исследовал многие возникавшие в его наделенном обширным воображением уме вопросы, относящиеся к взаимоотношениям человека и окружающей среды.

В 1804 г. путешественники приплыли в Гавану, на Кубу. Перед Гумбольдтом теперь встала проблема, всегда возникающая перед путешественниками, а именно как сберечь дневниковые записи и образцы, с таким трудом собранные в ходе экспедиции. Он и Бонплан скопили огромное количество коробок и ящиков, в которых хранились их заметки и записи о путешествии, а также образцы растений и горных пород – бесценные сокровища. Весь этот груз Гумбольдт отправил на разных судах в Европу, часть – в Париж, а часть – в Лондон. Почти все из его записей и рисунков имели дубликаты, что в значительной мере оправдало себя, так как некоторые из судовых команд не смогли довезти груз до места назначения.

Памятным оказался и визит Гумбольдта и Бонплана в Соединенные Штаты. Они прибыли в Филадельфию в мае 1804 г. и после посещения Американского философического общества направились в Вашингтон, осмотрев по пути Балтимор. С 1 по 13 июня они находились в Вашингтоне, где Гумбольдт неоднократно встречался с Томасом Джефферсоном. Гумбольдт и Джефферсон стали близкими друзьями, и крупнейший европейский ученый смог посетить Белый дом без официального приглашения. Либеральные идеи автора Декларации независимости нашли глубокий отклик в душе Гумбольдта, полностью их разделявшего. Вскоре Гумбольдт и Бонплан отплыли из Филадельфии и 30 июня 1804 г. сошли на берег во французском порту Бордо.

 

В Париже

Вначале Гумбольдт вернулся в Берлин. Но там, особенно после поражения Пруссии в битве с Наполеоном при Йене в 1806 г., он ощутил свою изоляцию от мира науки и сообщества ученых. И после короткого визита в Италию для наблюдения за извержением Везувия он направился в Париж с дипломатической миссией, но остался там на целых девятнадцать лет.

Именно в Париже Гумбольдт опубликовал свой тридцатитомный отчет о полевых наблюдениях в Америке. Во французской столице у него нашлись среди ученых надежные помощники в работе по систематизации 60000 образцов растений; среди них были виды и роды, прежде неизвестные европейцам. Здесь же он нашел опытных издателей и квалифицированных граверов. Все тридцать томов объединялись общим заголовком: «Voyage aux regions equinoxiales du Nouveau Continent» («Путешествие в равноденственные области Нового Света») (Humboldt, 1805–1834).

Его «Relation historique» («Экскурсы в историю путешествия»), составившие последние три тома этого труда (тт. 28–30; четвертый том «Экскурсов» никогда не публиковался), имели большой резонанс в научном мире. Они были переведены на многие европейские языки; на английском их публикация относится к 1825 г., на немецком – к 1859–1860 (London: trans. Н. М. Williams, 1825; Berlin: trans. H. Hauff, 1859–1860). В своих «Ansichten der Natur» («Картины природы») (Humboldt, 1808) Гумбольдт провозгласил своей целью «обратить внимание образованного, но не принадлежащего к миру науки читателя на очарование поиска и открытия научной истины» (Kellner, 1963: 75). Чарлз Дарвин говорил позднее, что он читал и перечитывал эти рассказы о научных путешествиях и что именно они перевернули всю его дальнейшую жизнь. Не вызывает сомнения, что эти тома послужили стимулом для многочисленных полевых исследований в самых различных частях мира. И в самом деле, «Relation historique» (или «Personal Narrative», как это было названо в английском переводе) знакомили с собственным опытом Гумбольдта и испытанными им трудностями лишь в самых общих чертах, подавляющее же число страниц содержит безотносительный к себе рассказ об изучавшихся научных проблемах и достигнутых результатах. Но для мира, уже оправившегося от первого шока, вызванного потоком открытий, книги Гумбольдта были подобны свежему ветру, поскольку в них наряду с очарованием странствий по незнакомым местам присутствовали также сообщения о тщательно проведенных научных исследованиях, о поиске ответов на вопросы о взаимосвязи между явлениями, сосуществующими в исключительном разнообразии облика земной поверхности. Уже в 1805 г. (том 27) он обобщил материалы своих конкретных изысканий в качестве основы для изучения географии растений.

Другой стороной его громадной работы, оказавшей влияние на широкие научные круги, было «Essai politique sur le Royaume de la Nouvelle Espagne» («Политический очерк королевства Новая Испания») (тома 25–26). Это была одна из первых в мире книг по региональной экономической географии, в которой говорилось о характере природных ресурсов и продукции этой страны с учетом особенностей ее населения и политических условий. На Гумбольдта произвело впечатление значительно большее благополучие Новой Испании по сравнению со странами – соседями северной части Южной Америки, и ему было очень важно выяснить причины такого различия. Он полагал, что единственно верным путем к повышению общего благополучия страны является более эффективное использование природных ресурсов, которыми Мексика, по-видимому, изобиловала. Свое объяснение он подкреплял массой собранных и классифицированных им статистических данных, дополненных собственными наблюдениями. В одном из многочисленных отступлений, встречающихся в этой работе, он говорит о необходимости прорыть через перешеек канал, соединяющий обе Америки, и что наилучшим местом для этого является Панама.

В последнее издание «Essai politique» (после 1826 г.) он включил дополнение об острове Куба («Essai politique sur Lilе de Cuba»). В этом небольшом очерке осуждается институт рабства и излагается в общих чертах процедура его искоренения без серьезных нарушений экономики.

Во время своего пребывания в Париже Гумбольдт приобрел множество интересных и полезных знакомств с находившимися там многочисленными учеными. Его близким другом был французский физик Франсуа Араго, пионер в изучении электромагнетизма и волновой теории света. Гумбольдт пользовался всеобщим восторженным признанием и среди знаменитых европейцев, уступая первенство лишь Наполеону. Повидаться с ним люди приезжали со всех концов света; среди них был и будущий вождь движения за независимость Южной Америки Симон Боливар, находившийся в то время в ссылке в Испании. Гумбольдт поддерживал и деятельно помогал многим молодым ученым, в том числе Луи Агассису (швейцарскому ученому, выдвинувшему гипотезу всеобщего оледенения и позднее преподававшему в Гарварде), Юстусу фон Либиху (немецкому биохимику), Жозефу Буссенго (французскому геологу, который при восхождении на Чимборасо побил рекорд Гумбольдта) и многим другим.

 

В Берлине

В 1827 г. Гумбольдт опять возвратился в Берлин. Его состояние практически целиком поглотили расходы, связанные с путешествиями и особенно с публикацией его трудов. И когда ему предложили звание камергера при дворе прусского короля, которое обеспечивало устойчивый доход, он согласился. В 1829 г. по приглашению русского царя Николая I Гумбольдт прибыл в Санкт- Петербург и затем верхом на лошадях и в карете отправился еще в одно путешествие – по Сибири вплоть до границ Китая. Посетил он и берега Каспийского моря. Вся эта поездка носила черты триумфального шествия: как только экипаж Гумбольдта приближался к поселку или городу, жители его выстраивались по обеим сторонам дороги и устраивали знаменитому гостю овацию.

Наблюдения за температурой воздуха, которые Гумбольдт вел и в этих местах, ясно показали, как на одной и той же широте она изменяется в зависимости от степени удаления от океана. Возвратившись в Петербург, Гумбольдт посоветовал царю учредить сеть метеостанций, на которых регулярно собирались бы сведения о погоде по принятой стандартной методике, что позволило бы сравнивать полученные результаты. Царь согласился, и уже в 1853 г. сеть русских метеорологических станций была создана на всем пути от Санкт-Петербурга до Алеутских островов. Позднее с этих станций Гумбольдт получил данные, позволившие ему составить первую мировую карту средних температур. Следуя примеру Галлея и Бюаша, которые соединяли линиями точки с равными значениями, Гумбольдт впервые поместил на своей карте линии равных температур (изотермы). Проследив за отклонением изотерм от линий широты, он выдвинул концепцию континентальности, согласно которой для континентального климата характерны более холодная зима и более теплое лето, чем это наблюдается на тех же широтах, но вблизи океанов.

Во время своего путешествия по Сибири Гумбольдт познакомился с вечно мерзлыми почвами и грунтами, описал их и назвал permafrost (пермафрост). Видел он и останки мамонта, сохранившиеся в мерзлом грунте. Но ему не пришлось наблюдать каких-либо признаков оледенения, и он поэтому по-прежнему весьма скептически относился к идее планетарного ледникового периода, выдвинутой швейцарским ученым Луи Агассисом. Гумбольдт был отчасти прав – большая часть Сибири избежала покровного оледенения в ледниковый период.

 

«Космос»

Зимой 1827–1828 гг. Гумбольдта пригласили прочитать ряд лекций в Королевской академии наук в Берлине. Эти лекции привлекли такую большую и столь заряженную энтузиазмом аудиторию, что ему пришлось повторно прочесть их в еще большем помещении. Гумбольдт не уставал подчеркивать единство и связь всего в природе; несмотря на то, что он ясно показал, насколько удивительна Вселенная, некоторые из его почитателей выражали недовольство тем, что и в его лекциях и в его книгах отсутствует упоминание о Боге (Kellner, 1963).

Чуть ли не пятьдесят лет создавался в его уме план книги или серии книг, которые «дали бы научно верную картину структуры Вселенной и вызвали бы общую заинтересованность просвещенного читателя, а также привили бы некоторую склонность к научному изучению умам, далеким от науки. Воспринимая природу как целостность, а человека – как часть природы и, следовательно, считая все виды умственной и практической деятельности людей вкладом в естественную историю, он видел свою главную задачу в показе их становления в ходе столетий и в раскрытии истории ландшафта, рисуя и описывая поэзию природы... Книга по ее окончательном завершении весьма точно воспроизводила план курса лекций, прочитанного им в 1828 г.» (Kellner, 1963: 199).

Книгу, названную им «Космос», Гумбольдт написал в последние годы своей жизни. Первый том был опубликован в 1845 г., когда ему исполнилось семьдесят шесть лет; пятый том, вышедший уже после его смерти в 1862 г., составлен на основании оставленных им записей. Написанный превосходным языком, «Космос» стал наиболее авторитетным научным трудом того времени. Книге сопутствовал безоговорочный успех. Первое издание первого тома было раскуплено в два месяца. Вскоре он был переведен на многие языки, в том числе почти на все европейские.

«Космос» объединил в себе все самые различные сферы научных интересов и открытия того периода времени, в котором жил Гумбольдт. В первом томе дается общее представление о целостной картине Вселенной. Второй том открывается обсуждением того, как на протяжении веков изменялось восприятие облика природы в конкретных изображениях ландшафта художниками и поэтами; затем рассказывается об усилиях, предпринимавшихся людьми в целях открытия и описания Земли со времен Древнего Египта. Огромная эрудиция Гумбольдта нашла свое наиболее яркое выражение именно в этом томе. Третий том посвящен раскрытию законов небесных сфер, то есть тому, что мы называем астрономией. Четвертый содержит описание Земли не только с точки зрения природы, но и с точки зрения человека. Здесь Гумбольдт развил прозвучавшую в конце первого тома мысль о человеке как о части природы:

«Общая картина природы, которую я старался изобразить, останется неполной, если у меня недостанет смелости представить тут в немногих чертах и род человеческий в его различных физических оттенках, в географическом распределении современно-существующих типов его, в том влиянии, которые оказывают над ним земные силы и обратно, в том влиянии, хотя более слабом, которое он сам мог иметь на них. Зависимый, хотя и в меньшей степени, нежели растения и животные, от почвы и метеорологических процессов воздушного круга, легко уклоняющийся от сил природы деятельностью духа и постепенно возвышающимся разумом, как и удивительной гибкостью организма, приспособляющегося ко всем климатам, род человеческий существенно участвует во всей земной жизни» (А. Гумбольдт. Космос. Часть I, 1848, с. 249).

Гумбольдт считал, что все человеческие расы имеют общее происхождение и что ни одна из них не может считаться в чем-то неполноценной по сравнению с другими. Все расы, утверждал он, равно достойны свободы для всех и для каждого.

Гумбольдт не уставал снова и снова подчеркивать необходимость тщательных полевых исследований природы с точной фиксацией данных наблюдения. Это, однако, отнюдь не исключало выработки общих представлений или создания того, что мы называем абстрактной моделью, но вначале должны быть наблюдения.

В первом томе Гумбольдт писал: «Мы еще далеки от того времени, в которое будет возможно сосредоточить все наши чувственные созерцания в одно понятие о природе. Почти сомнительно – придет ли когда подобное время. Сложность проблемы и неизмеримость Космоса делают едва ли не напрасной такую надежду. Как ни недостижимо для нас целое, полное разрешение проблемы, все-таки возможно частное разрешение ее, и стремление к уразумению явлений мира остается все-таки высочайшей и вечной целью всякого исследования природы. Верный духу моих прежних сочинений, как и направлению моих занятий, посвященных опытам, измерениям и исследованию фактов, я, и в этом творении, ограничусь эмпирическим созерцанием. Это единственная почва, на которой я умею твердо двигаться. Таковая обработка эмпирической науки, или лучше сказать агрегата знаний, нисколько не исключает ни распределений найденного, в смысле путеводных идей, ни обобщения частного, ни непрестанного отыскивания эмпирических законов природы» (А. Гумбольдт. Космос. Часть I, 1848, с. 45).

В тот период, когда жил Гумбольдт, возникла необходимость в специализации знания. Во времена Иммануила Канта, как мы видели, курс лекций по физической географии начинался с ее определения. И совершенно не вызывало сомнения, что история занимается вопросами хронологии, а география – проблемами территориальной связи и распределения. К тому же сама кантовская логическая классификация знания создала предпосылку для изучения отдельных процессов безотносительно ко времени и пространству. Но это не было открытием, принадлежавшим Канту, а всего лишь констатацией сложившегося разделения мира научного поиска. Это стало особенно ясным благодаря самому первому из исследований Гумбольдта, посвященному изучению растений, произраставших под землей в шахтах Фрайберга. Во введении к этой работе (1793: IX–X) Гумбольдт указывал, что он изучал не растения как таковые, но растения в связи с окружающей их средой. Он перепечатал это свое раннее утверждение в сноске (на латыни) в «Космосе» (1: 486–487). Хартшорн считает, что Гумбольдт, вероятно, высказывал мысли, которые он почерпнул у своего учителя А. Г. Вернера (Hartshorne, 1958: 100). Во введении к «Космосу» Гумбольдт указывает, что «Имена отдельных естественных наук, антропологии, физиологии, физики, естественной истории, геогнозии и географии появились и всюду вошли в употребление прежде, нежели эти науки дошли до ясного разумения разнообразия обнимаемых ими предметов, и по возможности, до строгого разграничения их, т. е. до понятия основательного их разделения» (А. Гумбольдт. Космос. Часть I, 1848, с. 34). География, которую Гумбольдт называл Erdbeschreibung (землеописание), занимается изучением множества разнообразных взаимосвязанных предметов и явлений, которые совместно существуют на отдельных территориях (участках), или сегментах, земной поверхности. Это представление о географии, по существу, не отличалось от высказанного Кантом, хотя и нет никаких оснований полагать, что Гумбольдт его у Канта заимствовал.

Список литературы

  1. Джеймс П. Все возможные миры / П. Джеймс, Дж. Мартин / Под ред. и с послесл. А. Г. Исаченко. – Москва : Прогресс, 1988. – 672 с.