Архангельский А. Д.

Андрей Дмитриевич Архангельский

(1879-1940)

Научная деятельность выдающегося советского геолога А. Д. Архангельского охватывает чрезвычайно широкий круг проблем. Они относятся к области региональной геологии, фауны и стратиграфии палеогена и верхнемеловых отложений Поволжья, Заволжья и Средней Азии, литологии и палеогеографии, тектоники и связи гравитационных и магнитных аномалий с геологическим строением территории СССР. А. Д. Архангельский занимался геологической съемкой и составлением сводных геологических карт.

В каждой из указанных областей он оставил неизгладимый след, будучи создателем новых теорий, идей и методов исследования.

Андрей Дмитриевич Архангельский родился 8 декабря 1879 г. в г. Рязани в семье мелкого служащего. Семья была большая, и ему пришлось еще в гимназические годы помогать родным своим заработком, добываемым уроками.

Окончив Рязанскую гимназию с золотой медалью, он поступил в 1898 г, в Московский университет на естественноисторическое отделение физико-математического факультета. Вначале он избрал своей специальностью химию и прошел весь цикл лабораторных и теоретических занятий в этой области, но встреча с проф. А. П. Павловым и особенно блестящие лекции последнего по общей геологии резко изменили планы А. Д. Архангельского; он переменил химию на геологию. Однако увлечение химией и приобретенный им лабораторный опыт оставили определенный след в направлении и методике его геологических исследований.

В 1899 г. за участие в студенческом революционном движении А. Д. Архангельский был уволен из Университета. Год высылки из Москвы он провел в Ясной Поляне у Л. Н. Толстого в качестве репетитора его сына Михаила. По возвращении в Университет А. Д. Архангельский целиком уходит в занятия геологией под руководством А. П. Павлова.

Еще будучи студентом, в 1902 г. А. Д. Архангельский вместе с А. П. Павловым принял участие в геологической экскурсии по Волге, научные результаты которой были им опубликованы в Годичном отчете Московского общества испытателей природы за 1902-1903 гг., в первой печатной работе, представляющей небольшую заметку об эоценовых отложениях Вольского уезда Саратовской губернии. В то же время А. П. Павлов предложил А. Д. Архангельскому продолжить начатые им в связи с VII Международным геологическим конгрессом исследования по стратиграфии и палеонтологии нижнетретичных отложений Поволжья.

В процессе этой работы А. Д. Архангельским были пересмотрены хранившиеся в Геологическом музее Московского университета коллекции третичных ископаемых Франции, Бельгии и Англии. В частности, он обработал большие коллекции палеогеновых моллюсков Парижского бассейна, собранные Н. А. Вырубовым, известным русским минералогом и философом, последователем О. Конта. Эта большая и кропотливая работа позволила А. Д. Архангельскому детально ознакомиться с палеофаунистикой и стратиграфией палеогена Западной Европы не только по литературе, но и, что особенно важно, по первичному материалу. Впоследствии А. Д. Архангельский под руководством А. П. Павлова проделал аналогичную работу по верхнемеловым отложениям, заново переопределив все университетские коллекции верхнемеловых ископаемых. Эти работы и последующие исследования в том же направлении сделали А. Д. Архангельского нашим лучшим знатоком верхнемеловых и палеогеновых отложений, геологии которых он посвятил главнейшие свои работы в первый период научной деятельности.

В 1904 г. А. Д. Архангельский окончил Университет с золотой медалью, представив в качестве кандидатской работы крупную монографию «Палеоценовые отложения Саратовского Поволжья и их фауна». Эта его первая большая работа далеко выходила за пределы обычных студенческих сочинений, писавшихся на соискание золотой медали. По разработке материала и новым выводам она вполне соответствовала магистерским и докторским диссертациям того времени. А. Д. Архангельский был оставлен при Университете для подготовки к профессорскому званию и в продолжение 8 лет (1904-1912 гг.) состоял ассистентом при кафедре геологии, руководимой проф. А. П. Павловым. Это был период, в течение которого были заложены и вполне определились основные направления всех его дальнейших геологических исследований.

Осенью 1904 г. А. Д. Архангельский женился на Людмиле Александровне Гусевой. Не будет преувеличением сказать, что блестящими итогами своей дальнейшей деятельности он во многом обязан жене, создавшей исключительно благоприятные условия для научной работы своего мужа.

Почти все работы, сделанные А. Д. Архангельским в первый московский период его жизни, территориально были связаны с Поволжьем – той областью нашей страны, где, по справедливому замечанию Е. В. Милановского, «можно лучше, чем где бы то ни было, ознакомиться с геологией Русской равнины» и где после классических исследований А. П. Павлова в 80 и 90-х годах прошлого века училось и начинало работать большинство геологов московской школы. Первые исследования (1903-1908 гг.) в Поволжье, в пределах Саратовской и Симбирской губерний, А. Д. Архангельский производил по поручению Московского общества испытателей природы и Минералогического общества. В последующие годы этого периода его полевые исследования распространились на весьма обширную площадь Европейской России. Кроме Поволжья, основной области исследований А. Д. Архангельского (Саратовская, Симбирская, Пензенская губернии), он работал на Общем сырте и в Самарском Заволжье, в Тамбовской, Костромской, Курской и Черниговской губерниях и, наконец, в пределах 94-го листа общей геологической карты Европейской России.

Значительная часть исследований А. Д. Архангельского в первый период, посвященная Поволжью, по своему характеру относилась к региональной геологии. Однако геологическая съемка и региональные исследования не были главной его целью. Уже тогда он ставил перед собой ряд крупных теоретических геологических вопросов.

Особенно занимали А. Д. Архангельского проблемы фауны и стратиграфии палеогена и верхнего мела; литологии и палеогеографии мезозойских и кайнозойских отложений; тектоники Поволжья. Равным образом много внимания он уделял изучению четвертичных отложений. Стратиграфии и палеонтологии посвящены его большие монографии: «Палеоценовые отложения Саратовского Поволжья и их фауна», «Верхнемеловые отложения востока Европейской России» и «Ископаемая фауна берегов Аральского моря». Результаты палеогеографических и литологических исследований изложены в монографии о верхнем меле, а тектоника Поволжья в специальной работе «Среднее и Нижнее Поволжье».

В первый же период научной деятельности А. Д. Архангельский обнаружил и другую чрезвычайно характерную для него черту – уменье организовать большую исследовательскую работу. Те задачи, которые он ставил перед собой, требовали огромного материала. Для их сборов и обработки понадобились бы долгие годы, если бы он вел свои исследования один.

Но А. Д. Архангельский собрал около себя несколько студентов, московских геологов: С. А. Доброва, А. В. Красовского. О. К. Ланге, А. В. Рошковского, А. Н. Семихатова и др. Многие из перечисленных геологов впоследствии сами сделались крупными исследователями, и в этом отношении не последняя роль принадлежит!

А. Д. Архангельскому, который умело и требовательно руководил их I работами.

В 1912 г. А. Д. Архангельский переехал из Москвы в Петербург и в 1914 г. был избран старшим геологом Геологического комитета.

В Петербурге изменилась область полевых исследований А. Д. Архангельского. Но его основные теоретические интересы не изменились. В 1914-1916 гг. он производит геологические исследования в низовьях Амударьи, в Кызылкуме и Фергане. В трудных условиях экспедиции в пустынных областях с небольшим караваном А. Д. Архангельский вместе с А. Н. Чураковым и Б. Н. Осмихатовым несколько раз углублялся в Кызылкум, исследовал трудно доступную Сарыкамышскую низменность и отдаленные пустынные хребты Султан-уиз-даг, Баба-даг и др. Результаты среднеазиатских исследований были опубликованы в крупных монографиях: «Моллюски верхнемеловых отложений Туркестана» и «Верхнемеловые отложения Туркестана», положивших основу нашим знаниям о верхнем мезозое Средней Азии.

Деятельность А. Д. Архангельского в Петербурге, в Геологическом комитете была очень разносторонней. Он давал заключения как по практическим вопросам гидрогеологии и инженерной геологии Поволжья, так и по нефтяным месторождениям Средней Азии, а также полезным ископаемым Европейской части СССР. В это же время началась работа огромной важности по составлению сводной геологической карты Европейской России (масштаба 1 : 1000000). А. Д. Архангельский, доказав необходимость составления карты, со свойственным ему энтузиазмом и энергией сам принялся за выполнение этой грандиозной задачи. Кроме того, он редактировал и в значительной части лично составил широко известную геологическую карту Европейской России в масштабе 150 верст в 1 дюйме, изданную в 1916 г.

В Петербурге расширился круг геологических знакомств и геологических интересов А. Д. Архангельского. Особенно сблизился он с Н. И. Андрусовым, известным исследователем Закаспия и творцом стратиграфии миоцена и глиоцена Крымско-Кавказской области, с В. Н. Вебером, крупнейшим знатоком геологии и природных богатств Средней Азии, с М. М. Васильевским, окончившим Московский университет и работавшим в разных областях геологии. В Петербурге в связи с выполнением ряда заданий по Геологическому комитету А. Д. Архангельский впервые заинтересовался и широкими вопросами практической геологии, в частности геологией нефтяных месторождений.

Весной 1917 г. А. Д. Архангельский представил в Московский университет а качестве диссертации свою монографию «Верхнемеловые отложения востока Европейской России» и блестяще защитил ее, получив степень доктора минералогии и геогнозии, минуя степень магистра. Оппонентами на защите выступали проф. А. П. Павлов и доц. Д. И. Иловайский, отметившие исключительную научную ценность этой работы ее методическое значение.

В Петербургский период жизни А. Д. Архангельский целиком посвятил себя исследовательской работе и оставил преподавание, хотя мысль о подготовке новых кадров геологов не покидала его.

После революции А. Д. Архангельский остался жить в Советской России. Он активно включается в работу по развитию минерально-сырьевой базы народного хозяйства, давая своим глубоким теоретическим работам практическую целеустремленность. Так изучение донных осадков современных морей оказывается в руках ученого ключом к познанию условий образования нефти и поискам нефтяных месторождений. Исследование общего геологического строения территории Советского Союза в работах А. Д. Архангельского служит основой для вскрытия закономерностей распределения полезных ископаемых на его площади. Изучение соотношений геофизических аномалий и геологического строения привлекается им для решения актуальных вопросов структурной геологии, необходимых для освоения глубоких недр. Выдвижение практических вопросов, ставящихся перед теоретическими работами, глубина и всесторонность исследований и исключительные педагогические способности объединяют вокруг А. Д. Архангельского большие коллективы молодых геологов.

В целях реорганизации геологической службы А. Д. Архангельский вместе с несколькими другими геологами (И. М. Губкин. А. Н. Рябинин и др.) в 1918 г. откомандировывается в Москву. Здесь он возвращается к педагогической деятельности: организует кафедру геологии и читает лекции в Межевом институте, ведет курс геологии в Московском высшем техническом училище. В 1920 г. он начинает чтение лекций по геологии СССР в Московском университете, а с 1924 г. целиком переходит на преподавание геологии в Московской горной академии, где занимает также должность декана геологоразведочного факультета и является бессменным председателем предметной геологической комиссии. Кроме того, он продолжает работу по Геологическому комитету в его новом, основанном в 1918 г. Московском отделении.

Научная деятельность А. Д. Архангельского в период с 1918 по 1923 г. резко отличается от предыдущей. Это период не полевых исследований, а интенсивного синтетического труда – период, когда он создает тектонику Русской платформы, перерабатывая огромный первичный геологический материал по Европейском части СССР («Обзор геологического строения Европейской России», т. I «Юговосток» и т. II «Средняя Россия»). Названный труд завершился появлением классической книги «Введение в изучение геологии Европейской России», ч. I «Тектоника и развитие русской платформы» (1923).

К этому же времени относится начало изучения геологических условий Курской магнитной аномалии. Эти работы, производившиеся А. Д. Архангельским в Геологическом комитете (1919-1922), затем были расширены, и он возглавил (1923-1926) геологический отдел Особой комиссии по изучению Курском магнитном аномалии.

Для полного обоснования разведочных работ на железные руды в районе аномалий А. Д. Архангельский поставил широкие региональные исследования, позволившие осветить в целом район Южнорусской (Днепровско-Донецкой) впадины и Среднерусской девонской оси, т.е. тех структур, в пределах которых известны сильные магнитные аномалии Русской платформы. Решая эти вопросы, Л. Д Архангельский вновь вернулся к методу коллективной работы, увенчавшейся таким успехом в поволжских исследованиях. В 1923-1924 гг. к участию в разработке геологии района Курских магнитных аномалий он пригласил начинающих геологов: О. А. Денисову, К. П. Козина, М, М. Корбуша, В. Н. Крестовникова, Н. А. Преображенского и Н. С. Шатского. Вместе с ними, проведя большие полевые исследования, он разработал геологию осадочных толщ, покрывающих докембрийский массив с его богатейшими железными рудами, составил полные отчеты о разведке залежей руды в Щигровском районе, в области Тимского минимума и в области Старооскольского и Огибнянского магнитных хребтов и впервые в СССР начал подробную разработку вопроса о соотношениях между аномалиями силы тяжести, магнитными аномалиями и геологическим строением в Восточной Европе.

Работы по геологии области Курской магнитной аномалии была опубликованы А. Д. Архангельским в 1926 г. Еще до этого, когда исследования аномалии перешли в стадию детальных разведок, он начал серию работ по нефтяной геологии и по сравнительной литологии. Перед этим он прослушал в Московской горной академии полный курс лекций И. М. Губкина по геологии нефти, сидя на одной скамье со своими учениками. Позднее он совершил с И. М. Губкиным поездку по Бакинскому нефтеносному району, в результате которой опубликовал интересную статью о происхождении грязевых вулканов Апшеронского полуострова и Керченско-Таманской области.

Исследования по литологии и геологии нефтеносных областей производились А. Д. Архангельским сначала в «Комиссии по изучению Грозненского и Бакинского нефтеносных районов», работавшей в Московской горной академии под руководством И. М. Губкина, а затем в Государственном исследовательском нефтяном институте, где он был руководителем геологического отдела. Здесь А. Д. Архангельскому удалось создать довольно сильный коллектив.

В 1926 г. А. Д. Архангельский приступил к обработке осадков Черного моря, собранных гидрографической экспедицией, проводившейся на корабле «Первое Мая» сначала под руководством акад. Ю. М. Шокальского, а затем Е. Ф. Скворцова и В. А. Снежинского. Во время этих работ образцы осадков брались усовершенствованным прибором – трубчатым глубоководным лотом, что позволило получать очень большие колонки (до 3-5 м) недеформированных рыхлых грунтов с прекрасным сохранением текстуры, микрослоистости и первичных деформаций осадка. Вследствие большой длины трубок лот захватывал не только верхние современные осадки Черного моря, но и подстилающие четвертичные слои; благодаря этому создавалась возможность изучать стратиграфию новейших осадков Черного моря.

Сравнительное изучение черноморских илов и пород нефтеносных отложений Крымско-Кавказской области, особенно Грозненской области и Дагестана, привело А. Д. Архангельского к интересным выводам об условиях накопления нефтепроизводящих свит. Сводка этих исследований опубликована в 1927 г. в книге «Условия образования нефти на Северном Кавказе». За эту работу А. Д. Архангельскому была присуждена премия имени В. И. Ленина. Крупное методическое и практическое значение этой работы заключается в обосновании объективных научных критериев для поисков новых нефтеносных районов.

Работы по изучению глубоководных грунтов на корабле «Первое Мая» продолжались четыре года, с 1926 по 1929 г. А. Д. Архангельский неоднократно выезжал в это время в Крым, изучал четвертичные морские террасы южного берега и лично знакомился на корабле с методикой взятия проб грунтов. Обработка всего добытого материала легла целиком на него и на его ближайших сотрудников – Н. М. Страхова. М. А. Баталину и Э. С. Залманзон.

Многолетние и разносторонние исследования осадков Черного моря, их литологии, геохимии, структуры и позднейших изменений и деформаций, публиковавшиеся А. Д. Архангельским сначала в виде небольших статей, были сведены затем в работе «Геологическая история Черного моря» (1932) и в большой монографии «Геологическое строение и история развития Черного моря» (1938), написанных совместно с Н. М. Страховым.

Работы по черноморским илам и породам нефтеносных отложений Северного Кавказа привели А. Д. Архангельского к определению закономерностей распределения нефтяных месторождений и их связи с осадками, образовавшимися в зараженных сероводородом бассейнах. На их основании А. Д. Архангельский поставил весьма важный, подтвердившийся дальнейшими работами прогноз о возможных нефтеносных районах востока Европейской равнины и Якутии («Как и где искать новые нефтяные области в СССР»).

В 1926-1928 гг. А. Д. Архангельский руководил полевыми геологосъемочными работами на Керченском полуострове и изучением его нефтяных месторождений. Он совместно с группой молодых геологов (А. А. Блохин, В. В. Меннер, М. И. Соколов, С. С. Осипов и К. Р. Чепиков) составил в очень короткий срок подробные геологические карты этой области, указав ряд возможных нефтеносных структур. Буровая разведка на некоторых из них впоследствии увенчалась полным успехом. В области нефтяной геологии А. Д. Архангельский дал также важные обобщения по свойствам нефтеносных песков, их нефтеотдаче и нефтенасыщению и провел интересные литологические исследования о происхождении подземных вод Грозненских месторождений.

В этот же период он продолжал свою преподавательскую работу, читая курс геологии СССР в Горной академии и в Московском университете. Особенно много времени занимала его педагогическая деятельность в первом из этих вузов. Здесь в продолжение долгого времени он был деканом геологоразведочного факультета; им были проведены существенные реформы в постановке преподавания геологии и при его участии были введены новые курсы (петрография осадочных пород, структурная геология и тектоника). Особенное же внимание А. Д. Архангельский уделял постановке студенческих летних практик и дипломному проектированию.

В 1929 г. А. Д. Архангельский был избран в действительные члены Академии наук СССР. Несмотря на усиленные приглашения он не переехал в Ленинград, где в то время находилась Академия наук, и продолжал свою работу в Москве. С 1931 по 1934 г. он руководил литологическим отделом Института минералогии и геологии, впоследствии слившегося с Институтом прикладной минералогии и преобразованного во Всесоюзный институт минерального сырья.

В это время в организованной Архангельским лаборатории им была выполнена серия работ по литологии осадочных пород: о генезисе бокситов, о зависимости химического состава осадочных железных руд от условий их образования, об условиях накопления меди в осадочных породах, об условиях образования хоперских железных руд и др. Работа о генезисе бокситов была написана на основе руководимых им в течение 1932-1935 гг. больших исследований месторождений бокситов в СССР. Эти исследования, имеющие большую практическую задачу – отыскание новых месторождений алюминиевых руд, были организованы по примеру работ «Комиссии по изучению Курской магнитной аномалии». А. Д. Архангельский вновь возглавил большой коллектив начинающих геологов и руководил им; он составил обоснованные планы обширных поисковых работ на алюминиевые руды в самых разнообразных частях Советского Союза: в Енисейском кряже, на Салаире, в Казахстане, на Урале, в Донбассе и в различных местах Русской платформы. Как и много лет перед этим, во время фосфоритных работ, он лично направляет исследования каждого сотрудника, входит во все детали его работы, вплоть до исправления рукописей; но по состоянию своего здоровья он лишь редко выезжает в поле (на Урал) для руководства полевыми исследованиями.

Вместе с молодыми геологами А. Д. Архангельским были заново пересмотрены все месторождения алюминиевых руд СССР. Он доказал, что старые представления об образовании бокситов в результате процессов выветривания и накопления их на месте не соответствуют действительности. Выдвигая новую точку зрения осадочного происхождения бокситов всех месторождений Советского Союза, он показал, что их следует рассматривать как результат накопления колоидальных или истинных растворов в условиях нормальных морских бассейнов в палеозое и в континентальных озерных бассейнах мезокайнозоя. Эти работы повлекли за собой открытие ряда таких месторождений бокситов, как юрские месторождения северного Казахстана, каменноугольные месторождения Средней Азии, месторождения Енисейского кряжа и др. Последние результаты работ по бокситам были опубликованы А. Д. Архангельским в 1937 г.

В 1932 г. появилась большая сводная работа А. Д. Архангельского «Геологическое строение СССР. Европейская и Среднеазиатская части», над которой он работал около десяти лет. Это был большой, обобщающий исследовательский труд, в котором А. Д. Архангельский критически и заново пересмотрел огромный фактический материал. Значение этой книги как крупной критической сводки лучше всего видно из того, что после ее появления трудно найти специальную статью по геологии Европейской части СССР без ссылки на ату работу.

Дальнейшая судьба этой книги чрезвычайно интересна. Продолжая работать по сводке геологии, в 1934 г., т. е. черев два года после первого издания, А. Д. Архангельский выпускает второе, заново пересмотренное и дополненное, причем в этом издании изложено геологическое строение уже всей западной половины СССР, до р. Енисея включительно. Перед работой над вторым изданием А. Д. Архангельский совместно с Н. С. Шатским опубликовал в Бюллетене Московского общества испытателей природы краткую сводку по тектонике всего Советского Союза («Схема тектоники СССР») с большой первой тектоническом картон СССР, причем Европейская часть и Средняя Азия были составлены А. Д. Архангельским, а Сибирь – Н. С. Шатским.

В 1935 г. для XVII сессии Международного геологического конгресса, в тематике работ которого стояла проблема «тектоника Азии», A. Д. Архангельский вместе с рядом геологов (Н. С. Шатский, Е. В. Павловский, Н. П. Херасков, В. В. Меннер, А. М. Овчинников, B. П. Маслов и др.) начал готовить следующее издание этой книги, в которой была сокращена стратиграфическая часть, но значительно расширена описываемая территория; в это издание вошел разбор геологии не только всего Советского Союза, но в более кратком виде и всей Евразии. Работа эта была опубликована в 1937 г. Незадолго перед смертью А. Д. Архангельский сдал в печать последнее издание своего труда, в котором рассматривает геологическое строение СССР на фоне тектоники всей земной коры.

В перечисленных книгах впервые систематически было описано сложное геологическое строение нашей страны, прослеживалась ее геологическая история, на основе чего были сделаны общие выводы о закономерностях развития земной коры. В них изложены также представления ученого по общим тектоническим вопросам. Из статей, посвященных последним, необходимо отметить статью о покровной тектонике Урала, статью о схеме тектоники СССР и ряд статей о соотношениях между геологическим строением СССР и аномалиями силы тяжести и магнитными. В 1932-1934 гг. А. Д. Архангельский с несколькими сотрудниками составил ряд ластов геологической карты СССР в масштабе 1 : 1000000 и принимал самое деятельное участие в организации коллективного многотомного труда «Геология СССР», первый том которого вышел уже после его смерти.

В 1934 г. после перевода Академии наук в Москву А. Д. Архангельский был избран директором Геологического института Академии наук СССР, и ему была поручена реорганизация этого учреждения. С этого времени началась большая в напряженная работа по организации геологических исследований в Академии наук».

В Ленинграде при Академии наук с давних пор (с 1724 г) существовало учреждение, известное в истории нашей науки под названием Минерального кабинета. Минералогического музея и Геологического музея. Здесь производилось накопление коллекционного материала, но научная работа была развита крайне слабо, до Октябрьской революции в Геологическом музее работало всего-навсего девять научных сотрудников, называвшихся «хранителями». В 1930 г. Геологический музей был разделен на три самостоятельных института: Геологический, Палеонтологический и Петрографический. В задачи нового Геологического института входила не только музейная работа, но в основном исследовательская; план последней был разработан акад. В. А. Обручевым, А. А. Борисяком и А. Д. Архангельским. В задачи исследований входила разработка вопросов стратиграфии, сравнительной литологии и, в частности осадков современных морей, составление сводных работ по геологии СССР. Штат научных сотрудников был расширен до 15 человек однако и после реорганизации работы нового института не были достаточно полно развернуты. Только после переезда Геологического института Академии наук в Москву, происходившего под руководством А. Д. Архангельского, избранного директором института, Геологический институт получил большое помещение в Пыжевском переулке большой штат научных сотрудников и мог развернуть крупную исследовательскую работу с помощью нового хорошего оборудования. А. Д. Архангельский организовал в нем ряд вспомогательных лабораторий (химико-аналитическую, механического анализа, спектрографическую, гидрогеологическую, инженерной геологии и др.) и по его плану в институте были выделены следующие отделы: 1) стратиграфии; 2) тектоники; 3) геологии четвертичного периода; 4) геологии полезных ископаемых и 5) гидрогеологии.

Работая сам во многих областях геологической науки, А. Д. Архангельский был настоящим директором Института, занимаясь не только административной работой, но и руководя всей исследовательской деятельностью этой крупной организации, принимал самое деятельное участие в решении практических вопросов, которые ставились перед Геологическим институтом (гидрогеология и инженерная геология, проблемы Большой Волги и др.). А. Д. Архангельский привлек в Институт многих крупнейших специалистов. В это время особенно проявился его крупный организаторский талант, и он в короткий срок превратил Геологический институт в одну из крупнейших исследовательских ячеек Академии наук.

Личные исследования А. Д. Архангельского в этом периоде (1934-1940) касались тех же вопросов, что и в предыдущие годы его жизни. В это время он опубликовал ряд работ по гравиметрии и литологии (экспериментальные исследования по вопросу о способах накопления меди в осадочных породах, о происхождении кремнистых пород), особенное же внимание было уделено им вопросам тектоники, и в частности тектонике Русской платформы. Незадолго перед смертью А. Д. Архангельский сдал в печать большую и важную статью «О строении Русской платформы», в которой он пересматривает многие из своих старых воззрений на структуру этой площади и делает новые выводы о строении и возрасте складчатого фундамента восточной части платформы. К этому времени относится упомянутая выше коллективная работа по тектонической карте Азии и геологическому строению СССР, статья о тектонике Арктики и ряд статей по частным вопросам геологии. Из больших начинаний этого времени необходимо отметить издание «Стратиграфии СССР», большого коллективного труда, выходившего под редакцией А. Д. Архангельского.

Будучи председателем Казахского филиала АН СССР, А. Д. Архангельский в 1936 г. организовал и первые два года руководил большой комплексной экспедицией в Казахстане (Центрально-Казахстанская комплексная экспедиция). Экспедицией были не только добыты многие новые данные, но выяснены основы структуры центральной части Казахстана и закономерности распределения на ее территории полезных ископаемых.

В конце 1937 г. постановлением Президиума АН СССР Геологический, Петрографический и Ломоносовский (минералогический) институты были объединены в единый Институт геологических наук, и первым директором его был выбран А. Д. Архангельский. Кроме старых, уже освоенных задач, перед этим институтом, объединяющим огромный коллектив высококвалифицированных научных работников, должны были быть поставлены и новые задачи, решение которых необходимо для развития социалистического хозяйства и обороны страны. На большом общем заседании сотрудников Института осенью 1937 г. А. Д. Архангельский выдвинул такую задачу в виде установления прогнозов распределения полезных ископаемых на территории СССР. Идея прогнозов, высказанная тогда А. Д. Архангельским, заключалась в том, чтобы на основании всестороннего изучения генезиса полезных ископаемых и геологических условий их нахождения сделать выводы, в частности в графическом изображении – в виде различных карт, об их возможном распространении в СССР. Значение этой мысли совершенно ясно, так как такие выводы необходимы прежде всего для планирования поисков руд, угля, нефти, планирования не вслепую, что обходится государству чрезвычайно дорого, а на основании глубоких научных обобщений. В настоящее время на таких картах прогнозов основываются все поисковые работы.

Работа в огромном институте, каким стал Институт геологических наук, требовала большого напряжения сил, особенно при наличии различных научных и организационных течений и направлений, которые появились при объединении таких различных по типу и традициям организаций, как Геологический, Минералогический и Петрографический институты. Здоровье же А. Д. Архангельского сильно ухудшилось, и осенью 1938 г. А. Д. Архангельский по болезни вынужден был сложить с себя обязанности директора Института геологических наук.

Однако живая, деятельная натура А. Д. Архангельского не могла примириться с положением академика-одиночки; он не мог жить я работать без крупного коллектива, работавшего около него и требовавшего руководства. Поэтому через несколько месяцев после ухода с поста директора, в 1939 г., он возглавил большую комплексную экспедицию Академии наук СССР по Восточноевропейской равнине. В этой экспедиции в единый комплекс входили работы по геологии, главным образом по структуре Русском платформы, проводимые Институтом геологических наук, работы по специальному изучению нефтяных месторождений Волго-Уральской нефтеносной области и геофизические исследования. Геофизические исследования особенно интересовали А. Д. Архангельского. Они были направлены, с одной стороны на выяснение связи аномалий силы тяжести и магнитных с тектоникой осадочных образований платформы, с другой – на выяснение сейсмометрическим путем структуры древнего фундамента платформы, и ее глубокой тектоники в подкоровых частях земной коры.

А. Д. Архангельский, руководя работами по геологии «Экспедиции по Восточноевропейской равнине», объединял их с работами по геофизике и уделял большое внимание исследованиям по эрозии почв. Он считал, что результаты почвенных работ могут дать ответ на вопросы о молодых движениях платформы. Экспедиция по Восточноевропейской равнине, по существу, являлась действительно комплексной экспедицией Академии наук. Весь комплекс геолого-геофизических работ ее давал ответ на вопрос о распределении нефти, угля и железных руд на территории Русской платформы. Сложные и ответственные задачи, поставленные перед экспедицией, отнимали большую часть рабочего времени А. Д Архангельского в последние два года его жизни. Ему удалось опубликовать только первые результаты работ этой экспедиции, которая сыграла большую роль в мобилизации минеральных ресурсов Европейской части СССР.

С первых лет Советской власти А. Д. Архангельский принимал самое деятельное участие в организации народного образования, особенно же в реорганизации высшей школы. Он долго работал в Главном управлении по профессиональному образованию (Главпрофобр, 1920-1923), был членом Государственного ученого совета и членом коллегии Наркомпроса (1929). В Высшей аттестационной комиссии А. Д. Архангельский работал с момента ее возникновения.

А. Д. Архангельский первый начал читать курс геологии СССР, который в настоящее время считается одним из главнейших в геологических вузах. Лекции его отличались крайней лаконичностью и вместе с тем простотой изложения. Они были насыщены фактическим материалом, объединенным общей идеей развития территории СССР, что весьма способствовало усвоению излагаемого курса и выработке из слушателей геологов-исследователей. В своих лекциях он не только сообщал конкретные сведения по отдельным районам, но и знакомил аудиторию с отечественной геологической литературой, резко оттеняя ее положительные стороны. Он вводил слушателей в основные дискуссионные вопросы и выдвигал темы, подлежащие дальнейшей разработке. Курс геологии СССР А. Д. Архангельского никогда не являлся чем-то неизменным. Его кафедра была трибуной, с которой излагалось сегодняшнее состояние геологии СССР. В его лекциях особенно оттенялись вопросы, стоявшие перед нею в связи с запросами народного хозяйства. Характерным для А. Д. Архангельского является то, что он никогда не мог составить «учебник» по читаемому им курсу, предоставляя это другим. Его курсы, опубликованные в 1923, 1932-1934 гг., как мы уже говорили, были не только учебными пособиями, но прежде всего научными работами, с массой новых мыслей, новых выводов и обобщений. Поэтому понятно, что даже литографированные записки по этому курсу долгое время были единственным пособием, направлявшим геологическую деятельность его слушателей, работавших в различных районах нашей необъятной страны.

Если попытаться выделить какие-то периоды в научной деятельности А. Д. Архангельского, то можно указать на следующие.

Первый период (1904-1913) характеризуется интенсивными полевыми работами в пределах Русской платформы, когда им были выполнены его основные съемочные работы и когда наметились основные направления его научно-исследовательской работы.

Второй период, сравнительно короткий (1914-1917), – это время сложных экспедиций в Средней Азии и развитие его стратиграфических исследований.

Третий период (1918-1922) – период большого систематического труда по геологии Русской платформы; в поле А. Д. Архангельский не работает.

Четвертый (1923-1934) – эпоха интенсивной работы в новых областях по приложению геофизики к геологическим исследованиям и по разработке литологических исследований, начатых им еще в первые годы его научной деятельности. В это же время им дается синтез по геологическому строению территории СССР.

Пятый период (1934-1940), его можно назвать академическим, – это период организации геологических исследований в Академии наук СССР. Продолжение исследований по геофизике, по литологии и работ по основным проблемам тектоники земной коры.

Научная работа в области геологии была основой жизни А. Д. Архангельского. Однако он никоим образом не был односторонним специалистом, он всегда участвовал в широкой общественной жизни страны, живо интересовался художественной литературой, в меньшей степени искусством. Он с большой страстностью отзывался на новые события и открытия в других науках и в философии.

А. Д. Архангельский умер внезапно 16 июня 1940 г. на шестьдесят первом году жизни. С 1924 г. он страдал болезнью сердца и сосудистой системы; болезнь в последние годы обострилась, но летом 1940 г. ничто не предвещало близкой смерти; он особенно хорошо себя чувствовал, был бодр и полон новых замыслов о новых работах. А. Д. Архангельский умер в расцвете творческих сил. Последней его работой, «лебединой песней» является работа о геологическом строении СССР; в ней он дал также сравнение геологической структуры Советского Союза с тектоникой других стран. Эта книга вышла в свет уже после смерти автора, в 1941 г.

За годы научной работы А. Д. Архангельским было опубликовано свыше 180 работ, из них не менее 20 крупных монографий. Большинство из этих исследований касается стратиграфии, литологии и геотектоники. Эти три направления, намеченных еще в первых работах А. Д. Архангельского, последовательно развивались на протяжении всей его исследовательской деятельности. По постоянству научных интересов и систематическому последовательному углублению и расширению тематики начального периода своей работы А. Д. Архангельский представляется ученым-классиком. Его труды являются действительно классическими, всегда устанавливающими определенные этапы развития геологической науки в нашей стране.

А. Д. Архангельский положил у нас основание литологии осадочных пород и сравнительной литологии как одной из ветвей первой дисциплины. Продолжая направление работ Н. И. Андрусова и А. П. Павлова, он первый в СССР разработал методы палеогеографии, основанные на фациальном анализе осадочных образований, и применил их для решения вопросов тектоники. Он поднял на новую, высокую ступень методику выяснения истории формирования земной коры при помощи изучения изменений ее поверхности, начатую А. П. Карпинским. Ему принадлежит заслуга организации крупной работы по сводке материалов об аномалиях магнитных и силы тяжести на территории СССР и первой разработки методики геологической интерпретации геофизических данных. В этом направлении он шел новыми путями, отличными от идей Борна и Коссмата, и достиг крупнейших результатов, найдя общий язык с геофизиками. А. Д. Архангельский разработал стратиграфию верхнего мела и палеогена Советского Союза в такой степени, что все последующие работы, по существу, вносили лишь дополнения. Он первым в СССР выполнил огромную работу по региональной геологии, создав единственную, объединенную одной научной идеей сводку по геологии СССР.

До последних лет жизни отдых фактически не существовал для А. Д. Архангельского, выражаясь лишь в перемене объекта работы. Периоды так называемого отдыха являлись временем, когда из-под пера А. Д. Архангельского выходили его основные сочинения.

Огромная работоспособность была одной из наиболее характерных его черт. Сочетание исключительной талантливости, работоспособности и целеустремленности в работе А. Д. Архангельского и дали те результаты, которыми по праву может гордиться советская наука.

Четко поставленная, всегда практически ясная цель исследовании и повседневный личный пример – вот основа педагогических приемов А. Д. Архангельского. Это невольно влекло к участию в его работах молодых товарищем, заражало их энтузиазмом, вырабатывало из них геологов, любящих свое дело.

Будучи всегда целиком захвачен работой, отдавая всю свою жизнь науке, А. Д. Архангельский отличался исключительной требовательностью как к самому себе, так и к своим ученикам к сотрудникам. Обладая колоссальной эрудицией, основывая все свои работы на громадном фактическом материале, он был крайним противником общих фраз, широких, но мало аргументированных геологических построений и совершенно не терпел упрощенчества в науке. Он никогда не хвалил работ своих учеников, но здоровая критика их по существу, выявление еще не решенных вопросов, показ слабых мест являлись лучшими стимулами дальнейшего углубления работы и роста молодых геологов Его резкая критика давала во много раз больше, чем торжественные восхваления или формальная, бесстрастная критика других. Ома заставляла углубленно анализировать ошибки, искать новые пути, новые направления и обычно приводила к решению основных вопросов.

А. Д. Архангельский своими разносторонними, широкими работами и обобщениями завоевал себе в истории геологам почетное место среди организаторов науки и крупнейших исследователем, наметивших основные вехи в прогрессе наших знаний о строении и развитии Земли.

 

Список литературы

Шатский Н. С. Андрей Дмитриевич Архангельский / Н. С. Шатский // Люди русской науки. Очерки о выдающихся деятелях естествознания и техники. Геология и география. – Москва : Государственное изд-во физико-математической литературы, 1962. – С. 207-221.